Юрист владимир павлов

Юрист владимир павлов

Чебоксары и ещё 2 города

  • Представительство в суде

Стоимость консультации — от 1000 руб

Директор
ООО «Бюро консалтинговых решений»
2011 — до настоящего момента

Чувашский Государственный университет
юриспруденция
1992 — 1997

Юрист временно скрыл свои контакты

Вас также могут заинтересовать

Москва, стаж 4 года

Арбитраж и
еще 4 специализации

Консультация от 5000 руб.

Москва, стаж 12 лет

Арбитраж и
еще 4 специализации

Консультация от 700 руб.

Москва, стаж 10 лет

Арбитраж и
еще 4 специализации

Консультация от 1500 руб.

Москва, стаж 10 лет

Арбитраж и
еще 3 специализации

Консультация от 1000 руб.

Портал для поиска адвоката и получения инвестиций в судебные процессы

Портал для поиска адвоката и получения инвестиций в судебные процессы

Вся информация, представленная на данной площадке, носит исключительно ознакомительный характер; она не является предложением или советом по инвестициям и не должна рассматриваться как рекомендация к подобного рода действиям. Принимая во внимание вышесказанное, не следует полагаться исключительно на представленные материалы в ущерб проведению независимого анализа. ООО «Платформа», его аффилированные лица и сотрудники не несут ответственности за использование данной информации, за прямой или косвенный ущерб, наступивший вследствие ее использования.

Восстановление пароля

ПАРОЛЬ ИЗМЕНЕН

Инструкция по дальнейшим действиям отправлена вам на E-mail . Перейдя по ссылке в письме, вы сможете задать себе новый пароль.

Юрист владимир павлов

Пожалуйста, скопируйте нижеприведённую ссылку в вашу программу для чтения РСС-лент. Спасибо.

Павлов
Владимир Павлович

  • Блог (0)
  • Комментарии (0)
  • Обсуждения (0)
  • Судебные дела (0)
  • Публикации (0)

Павлов
Владимир Павлович

  • Профессор кафедры гражданского права
  • ФГОБУ ВПО Всероссийская государственная налоговая академия Министерства финансов России
  • Статус на сайте: юрист

Статус юриста даёт возможность вести блог, размещать публикации, рассказать о своей работе и многое другое.

  • Блог (0)
  • Комментарии (0)
  • Обсуждения (0)
  • Судебные дела (0)
  • Публикации (0)

Основная информация

Контактные данные

Образование

ФГОБУ ВПО Всероссийская государственная налоговая академия Министерства финансов России

Профессор кафедры гражданского права

Специализация и интересы

  • предстоящие
  • прошедшие

2010 — 2018 © ООО «Издательская группа «Закон»

Портал функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Адвокат Павлов, «товарищ и партнер»

Следователи и судьи могут играть ведущие роли в резонансных уголовных делах — но кто может быть «режиссером»?

Адвокат с незапоминающимся именем Андрей Павлов мало известен широкой публике. За последние десять лет он участвовал в самых медийных уголовных делах в России. Дело Магнитского, дело «Евразии Логистик» и БТА Банка приводили к мировым скандалам, попадали в заголовки не только российских, но и влиятельных зарубежных газет. По этим делам люди лишались состояний, а в некоторых случаях — свободы и даже жизни.

Павлов — не чиновник, не следователь и не судья. Тем не менее простой корпоративный юрист в России, где право заменили неформальные договоренности, может стать фигурой не менее влиятельной. Это подтверждает архив электронной почты, взломанной несколько лет назад неизвестными хакерами.

Изучив архив, предположительно принадлежащий адвокату Павлову, «Новая газета» рассказывает, как возникают громкие уголовные дела, к которым потом апеллирует генеральный прокурор Юрий Чайка, и кто мог разработать самые остроумные схемы хищения миллиардов из российского бюджета.

Архив почты занимает около 5 Гб и охватывает период с августа 2012 по октябрь 2014 года. В течение нескольких месяцев журналисты «Новой газеты» изучали выложенную в Сети переписку. Однако еще больше времени нам потребовалось на то, чтобы опубликовать эту статью. Адвокат Андрей Павлов принял беспрецедентные меры, чтобы воспрепятствовать ее появлению. В течение полугода на публикацию сведений из этого архива действовал запрет в виде обеспечительных мер, наложенный Басманным судом Москвы.

Театральный жест

Изучив архив электронной почты, мы обратились к Андрею Павлову за комментариями. Наше первое интервью состоялось в конце августа.

Павлов — обаятельный человек средних лет. Обходительные манеры, хороший костюм — он производит впечатление «солидного господина», из тех, кто в ресторане знает всех официантов по именам. Но при этом он открыт для общения с журналистами, эмоционален и даже пытается выглядеть откровенным.

Андрей Павлов

В течение нескольких часов он объяснял содержание писем, при этом не подтверждая и не опровергая, что они принадлежат ему.

Через короткое время после интервью Павлов связался с одним из журналистов «Новой газеты» и попросил о новой встрече, чтобы, по его словам, рассказать что-то еще. Павлов достал папку с документами и начал разговор с витиеватых фраз: не то чтобы это «баш на баш», но, может, «вас просто заинтересуют эти данные». Его слова можно было интерпретировать как предложение отказаться от истории с письмами в обмен на какие-то ценные документы. Павлов передал папку и откинулся в кресле.

В папке был иск к «Новой газете», в котором адвокат требовал уничтожить архив электронной почты, а также взыскать по 2 млн рублей с двух корреспондентов за причиненный ему моральный ущерб от еще неопубликованной статьи.

Там же было постановление об обеспечении иска, принятое судьей Басманного суда. Это постановление запрещало нам до окончания рассмотрения дела по существу распространять, а также передавать третьим лицам сведения о переписке Павлова.

Спустя полгода, после многочисленных судебных заседаний, мы добились права на публикацию этих сведений: в иске Павлову было отказано, и обеспечительные меры были отменены.

Что так испугало адвоката Павлова в его почте?

Работа с судьями?

Несмотря на то что Андрей Павлов требовал от нас уничтожить весь архив электронной почты, его официальная позиция по поводу отдельных частей этого архива менялась. Некоторые письма он комментировал во время первого интервью, но затем на суде утверждал, что они ему не принадлежат.

Например, это касалось переписки с коллегой Павлова, юристом Александром Шмаковым, директором компании «Русские эксперты». В течение двух лет коллеги обсуждали крупные суммы денег, которые якобы предназначались судьям арбитражных судов за «правильный» исход дела. При этом имена судей, названия компаний-клиентов, а также номера дел были реальными — «Новая газета» смогла найти и отследить не менее пяти арбитражных дел.

В силу того, что ни во время интервью, ни на самом процессе адвокат Павлов не конкретизировал, какие именно письма из архива принадлежат ему, а какие — нет, нам придется называть отправителя и получателя этих писем «Андреем Павловым» или «Павловым».

19 августа 2013 года «Александр Шмаков» пишет «Андрею Павлову» на корпоративную почту адвоката Павлова pavlov@qdmg.ru (в суде с «Новой газетой» адвокат подтвердил, что эта почта принадлежала ему):

«По истории 138186/12 в 9этажке у гармаева — он хороший, он готов, и экспертизу тоже на все нужно будет порядка 150 д — клиент переварит?»

(Здесь и далее орфография и пунктуация автора письма сохранены.)

10 сентября 2013 года в 9-м апелляционном арбитражном суде слушалось дело №А40-138186/12 под руководством председательствующего судьи Б.П. Гармаева. Похоже, что в письме обсуждается предложение заплатить за «правильное» решение суда, которое стоило, вероятно, 150 тысяч долларов.

Или в письме от 24 декабря 2012 года «Павлов» упоминает другое дело и пишет коротко:

«Дело А40-130644/2012 — Каменская О.В. Антимонопольная служба против Тюменской области. Заседание — 27.12.2012 в 10:35
Отказать».

Дело под таким номером, действительно, слушалось судьей Каменской в Московском арбитраже. Фабула дела проста: государственное учреждение объявило конкурс на строительство транспортной развязки за 13 млрд рублей. Участвовать хотели две компании, но заявку одной из них признали недействительной и работы, фактически без конкурса, отдали второму претенденту — «Мостовику». Проигравший обратился в ФАС, там признали доводы убедительными и пошли вместе с компанией в суд, чтобы отменить результаты госзакупки. Впрочем, судья Каменская приняла решение в пользу Тюменской области. Как, судя по переписке, этого хотел «Павлов».

Фрагмент переписки с клиентом

Во время интервью адвокат Павлов, коротко глянув на эти письма, громко рассмеялся: «Даже представить не могу, что вы хотите спросить. Тут видно, что я нанимаю своего коллегу, чтобы он работал по делу моих клиентов. Подробности дел я разглашать не могу — понимаете, адвокатская тайна, интересы моих клиентов».

Однако позже на суде против «Новой газеты» Павлов от этих писем отказался, заявив, что они ему не принадлежат.

Александр Шмаков сообщил нам, что знаком с Андреем Павловым, их связывают «деловые и межличностные отношения», но заверил, что в их переписке «не могла идти речь ни о каких противоправных деяниях».

«Почтовый ящик, о котором вы говорите, действительно принадлежал мне. Я его завел в 2011 году по просьбе одного из моих клиентов. Спустя какое-то время он у меня был украден, пароль похищен. Это произошло в конце 12-го — начале 13-го года», — говорит Шмаков.

Указание следователям?

«Андрей Павлов» ведет переписку с тремя полными тезками следователей из «списка Магнитского»: Павлом Карповым, Олегом Уржумцевым и Николаем Будило. Коллеги умершего в СИЗО Сергея Магнитского не раз в своих заявлениях в правоохранительные органы обвиняли Андрея Павлова в причастности к хищению 5,4 млрд рублей из бюджета. Однако у силовиков претензий к Павлову не возникло. Что неудивительно: судя по письмам, те, кто расследовал это преступление, находились не просто в дружеских отношениях с адвокатом, но даже выполняли его поручения и называли «квазивеликим».

дело магнитского и роль павлова

То, что сейчас известно всему миру как «дело Магнитского», — на самом деле целый клубок связанных между собой уголовных дел. Попытаемся еще раз максимально коротко рассказать об основных этапах этого запутанного дела.

Этап 1. Уголовные дела против Браудера, обыски — в руках у следователей оказываются документы

Все началось с преследования фонда Hermitage Capital и его директора Уильяма Браудера за налоговые преступления в России. В рамках одного из уголовных дел в российских офисах фонда Hermitage Capital и юридической компании Firestone Duncan, которая оказывала фонду консультационные услуги, прошли обыски. Среди прочего оперативники изъяли правоустанавливающие документы нескольких «дочек» фонда — компаний «Рилэнд», «Махаон» и «Парфенион».

Пока документы лежали в ГУВД у следователя Павла Карпова, все три компании были непонятным образом перерегистрированы на фиктивную фирму из Казани, учредителем которой был ранее судимый работник лесопилки Виктор Маркелов.

Этап 2. Документы используют для кражи миллиардов из бюджета. Роль Павлова

Вскоре после того, как компании фонда были украдены, в арбитражные суды Казани, Санкт-Петербурга и Москвы к ним были поданы многомиллиардные иски от фирм-однодневок. Тут в деле и появился Андрей Павлов — он и его бывшая супруга представляли интересы то ответчиков, то истцов в разных судах. Решения арбитражных судов «обнулили» прибыль бывших компаний фонда Hermitage за 2006 год. А раз не стало прибыли, значит, не может быть и налогов с нее. В декабре 2007 года «Рилэнд», «Махаон» и «Парфенион» подали заявления в налоговые инспекции Москвы о возмещении якобы переплаченных 5,4 млрд рублей налогов. Через два дня часть похищенных из бюджета денег упала на счета в «Универсальный банк сбережений», который принадлежал знакомому Андрея Павлова Дмитрию Клюеву.

Новые доказательства причастности следователей к хищению

Все это время и Павлов и другие фигуранты дела Магнитского утверждали, что документы, изъятые в ходе обысков, никак не могли быть использованы для перерегистрации компаний и хищения денег, то есть следователи, которые вели дела против Браудера, не имели никакого отношения к краже денег из российского бюджета, а значит, у них не было никакого личного мотива арестовывать Магнитского, который пытался предотвратить хищение. Но сегодня у «Новой газеты» есть новые документальные доказательства.

После обысков в компаниях Hermitage Capital следователь Павел Карпов провел осмотр документов и составил протокол. Среди прочего оперативники изъяли выписку со счета ДЕПО, подтверждавшую, что одна из бывших компаний фонда Hermitage владела акциями «Газпрома». И именно эту выписку за тем же номером спустя два месяца адвокат Павлов представил в арбитражный суд Республики Татарстан. Следователь Карпов категорически отрицал, что передавал кому-то документы из уголовного дела, но как иначе эта бумага могла оказаться у Павлова, если все это время она должна была храниться в сейфах ГУВД Москвы?

В 2009 году президент Дмитрий Медведев потребовал расследовать обстоятельства смерти Сергея Магнитского в СИЗО. Расследование длилось много лет и закончилось в итоге ничем — ни один сотрудник ФСИН не был наказан. К 2013 году дело находилось в производстве следователя СКР Андрея Стрижова. И судя по переписке, ход и результаты этого следствия, видимо, очень волновали «Андрея Павлова».

В том же 2013 году «Павлов» отправил себе на почту файл под названием: «История сообщений WhatsApp с Олегом Уржумцевым». Уржумцев — бывший следователь следственного департамента МВД. Именно он расследовал хищение 5,4 млрд рублей из бюджета, а кроме того, дело, в рамках которого и был арестован Сергей Магнитский.

Слева Дмитрий Клюев, справа — юрист Андрей Павлов, 2012-й год. Удивительно, но в разгар принятия санкционных «списков Магнитского» один из ключевых фигурантов этого списка — банкир Клюев — был включен в состав российской делегации на Ассамблее ОБСЕ. Свою аккредитацию ему отдали другие члены российской делегации. Клюев и Павлов хотели принять участие в голосовании против принятия «резолюции Магнитского» в ОБСЕ. Резолюция, тем не менее, была принята Юрист Андрей Павлов (на заднем фоне слева) и фигурант «списка Магнитского» Клюев (крайний справа) в ОБСЕ. 2012-й год.

«Квазивеликий»

Судя по всему, «Павлов» просил Уржумцева организовать экспертизу печатей трех бывших «дочек» фонда Hermitage Capital, чтобы следователь СКР Стрижов, которого «Павлов» в переписке называет по-простому «Стриж», мог включить ее в материалы своего дела. Подобная экспертиза могла бы подтвердить все ту же главную линию защиты людей из «списка Магнитского»: документы, изъятые при обысках, в том числе печати компаний, не попадали в руки мошенникам, которые похищали деньги из бюджета.

В 2013 году Олег Уржумцев уже не работал в правоохранительных органах, но у него там осталось много друзей, судя по всему, некоторых из них он привлек, чтобы выполнить просьбу «квазивеликого» «Павлова». Формальности заняли несколько дней, и экспертиза в итоге была назначена.

И во время интервью, и на суде против «Новой газеты» Андрей Павлов подтверждал, что эта переписка принадлежит ему. «Но что вы в ней видите? Что адвокат и следователь знакомы и обсуждают уголовные дела? Я вижу, что какие-то люди собирают материал для уголовного дела. Тут самый важный вопрос: экспертиза была фальсифицирована или кто-то просто хотел, чтобы она была проведена?» — задавался вопросом адвокат.

Юрист международного центра «Агора» Дамир Гайнутдинов считает, что даже если экспертиза и не была сфальсифицирована, то, по меньшей мере, здесь можно ставить вопрос о независимости следователя, который, по сути, выполняет указания постороннего лица, заинтересованного в исходе дела.

Олег Уржумцев отказался говорить с «Новой газетой».

Еще один друг

Олег Уржумцев — далеко не единственный сотрудник правоохранительных органов, с которым у Андрея Павлова, судя по переписке, сложились неформальные и доверительные отношения. Среди адресатов адвоката есть и человек под псевдонимом Николай Гудило. По предположению «Новой газеты», этим человеком мог быть следователь следственного департамента МВД Николай Будило. Об этом говорит не только созвучие фамилий, но и те документы, которые «Гудило» отправлял «Павлову», — это материалы уголовных дел, находившихся в производстве как раз у следователя Будило.

Письма «Гудило» к «Павлову» можно интерпретировать таким образом, что следователь (если это был он) согласовывал с адвокатом тексты процессуальных документов по тем делам, в которых Павлов был заинтересован. Обращался предполагаемый следователь к адвокату по-простому: «товарищ и партнер». (В пресс-центре МВД «Новой газете» сообщили, что по этим письмам проводились все необходимые проверки, и информация в отношении Николая Будило не получила объективного подтверждения.)

Неформальные отношения с силовиками, видимо, порой позволяют Павлову инициировать беспрецедентные дела в своих интересах. Как, например, уголовное дело о преднамеренном банкротстве компании «Дальняя степь» — бывшей «дочки» фонда Hermitage. И в этом процессе интересы Павлова удивительным образом совпали с интересами генерального прокурора России Юрия Чайки.

Из Лондона — в «Дальнюю степь»

Для генпрокурора (и в целом для российских властей) директор фонда Hermitage Уильям Браудер оказался очень удобной фигурой: его можно обвинить и в самых страшных преступлениях, и в финансировании российской оппозиции, и в подготовке госпереворота.

Как, например, случилось после публикации совместного расследования ФБК и «Новой газеты» о бизнесе сыновей Чайки и связи его заместителей с цапковской бандой, одной из самых жестоких в истории современной России.

Читайте также

Клановые ценности

«Мы знаем и заказчиков, знаем, какие деньги платились, куда платились, — прерывисто объяснял Чайка в Совете Федерации. — Поверьте, я говорю искреннюю правду». По его мнению, «клеветнический материал» о нем заказал Браудер, чтобы помешать Генпрокуратуре расследовать то самое дело «Дальней степи», по которому был заочно арестован опальный инвестор.

В своем выступлении Чайка не упомянул о важном нюансе: дело «Дальней степи» было инициировано при беспрецедентных обстоятельствах человеком, чьи действия во многом и привели к хищению 5,4 млрд рублей из бюджета.

В 2013 году Андрей Павлов помогал в лондонском процессе о защите чести и достоинства бывшему следователю Павлу Карпову — еще одному фигуранту «списка Магнитского».

Бывший следователь Павел Карпов, один из ключевых лиц из дела Магнитского. Фото: ТАСС

Карпов — единственный, кто пытался отстоять свою репутацию в судах и в 2012 году подал иск в Высокий суд Лондона. Для своей защиты Карпов выбрал далеко не дешевых адвокатов из компании Olswang. Но судя по переписке «Павлова», бывший следователь в своей борьбе и расходах был далеко не одинок. Широкую поддержку ему оказывал все тот же адвокат.

В марте 2013 года «Павлов» спрашивает у юристов Olswang, поможет ли в борьбе Карпова с Браудером возобновление конкурсного производства в отношении компании «Дальняя степь»:

«Возможно, мы сможем арестовать активы Браудера в Лондоне? Ему придется раскрыть перед судом свою собственность, к тому же это разрушит его репутацию»

— писал «Павлов» британским юристам.

Бывшая «дочка» фонда Hermitage Capital была признана банкротом еще в 2007 году, и адвокат сам понимал, что перезапустить процесс конкурсного производства будет не так просто:

«Активы «Дальней степи» исчезли еще в 2004 году, но если ответственное лицо скрывало факты, дело еще можно возобновить…»

— пояснял «Павлов» английским юристам. Но где было найти это «ответственное лицо» спустя восемь лет? На помощь пришел Следственный департамент МВД, в котором работают друзья-следователи адвоката.

В июле 2015 года было возбуждено уголовное дело в отношении бывшего арбитражного управляющего «Дальней степи» Александра Долженко. По версии следствия, еще тогда, восемь лет назад, он вступил в преступный сговор с директором «Дальней степи» Уильямом Браудером и скрыл признаки преднамеренного банкротства компании.

Дело строится на признательных показаниях Долженко, от которых он уже отказался. Как говорит адвокат Долженко, эти показания были получены под давлением: бывшему арбитражному управляющему, страдающему, по его словам, ишемической болезнью сердца, якобы угрожали тюремным заключением, которое он вряд ли бы пережил. Сейчас Долженко находится под домашним арестом.

«Показания моего доверителя были получены недозволенным путем. Путем шантажа и насилия, — сказал «Новой газете» адвокат Алаудин Мусаев. — Но даже тогда, по сути, он не признал себя виновным. Он так и говорил: «Я не совершал ничего противозаконного». Его немного попугали, а потом сказали: «Ну ты же патриот! Произнеси несколько слов, и мы тебя отпустим. Признай, что ты встречался с представителем Браудера. Нам просто нужны основания, чтобы арестовать его счета».

В том же 2015 году управление ФНС по Калмыкии, получив «признательные» показания Долженко, обратилось в арбитражный суд с требованием возобновить конкурсное производство «Дальней степи» по вновь открывшимся обстоятельствам.

Российские правоохранительные и фискальные органы, как по совпадению, действовали в точном соответствии с «планом Павлова», озвученным лондонским юристам.

«В истории российского права не было такого случая, чтобы дело о банкротстве возобновляли спустя восемь лет, — говорит партнер юридической фирмы «Некторов, Савельев и партнеры» Сергей Савельев. — Эти «вновь открывшиеся обстоятельства», на которые ссылаются заявители, не очень понятны: пока нет приговора суда о том, что арбитражный управляющий каким-то образом нарушил закон и содействовал преднамеренному банкротству, а есть только уголовное дело и вину человека надо еще доказать. Надо очень-очень творчески толковать закон, чтобы возобновить банкротство при таких обстоятельствах».

«Я могу открыто сказать: я искренне желал возобновления дела о банкротстве в «Дальней степи» и использовал все свое влияние для того, чтобы такое дело появилось. Но я не управляю людьми, которые его ведут. Я пытался донести до различных лиц, которые имеют возможность принимать решения, необходимость ознакомиться с этой ситуацией и возобновить производство, — утверждал Павлов во время интервью. — И, поверьте, это было очень нелегко. Но послушайте: когда господин Браудер говорит, что хочет, чтобы я нес ответственность за дело Магнитского, он таким образом пытается отвлечь внимание от своих преступлений или добиться справедливости? Что ж, я тоже хочу добиться справедливости».

По словам Павлова, возобновление конкурсного производства спустя столько времени — действительно редкий случай, но почему бы им не воспользоваться, если появилась возможность вернуть деньги в российский бюджет. А что касается утверждений адвоката Долженко о давлении на его подзащитного, то, по мнению Павлова, это может быть распространенной тактикой защиты обвиняемых в уголовном процессе.

«Что касается генерального прокурора, то, конечно, у нас нет с ним какой-то консолидированной позиции. Не надо меня искусственно с ними смешивать», — говорил Павлов.

«Дума решила детей мочить»

Палов не отрицает, что он человек — влиятельный, но просит не преувеличивать его связи. «Вот вы говорите, у меня очень много друзей-следователей, а с кем мне общаться? С кем мне в баню ходить? Да, я в определенном смысле лоббирую свои интересы. Ну а кто этого не делает?», — признается адвокат.

В архиве почты «Андрея Павлова» есть и другие любопытные письма, которые, с одной стороны, показывают, что связи владельца почты с органами власти были действительно не безграничными, а с другой — объясняют, как в России принимаются ключевые дипломатические решения.

В декабре 2012 года в ответ на санкции США в отношении чиновников, причастных к смерти Сергея Магнитского и хищению налогов из российского бюджета, депутаты Госдумы приняли так называемый «закон Димы Яковлева», известный также как «закон подлецов». Закон запрещает гражданам США усыновлять российских сирот.

Судя по переписке, «Андрея Павлова» привлекали для обсуждения российского ответа на американские санкции. И Павлов предлагал российским властям отреагировать иначе и не впутывать в этот конфликт детей. Через несколько дней после принятия закона он написал своей коллеге:

«Видишь, наши идеи пока не пригодились, Дума решила детей мочить. Может, в следующем году пригодится. Все же презентация многим понравилась».

Материал подготовлен при участии Алисы Кустиковой и Дмитрия Великовского

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

За избиение топ-менеджера прапорщик получил условный срок

Пресненский суд Москвы вчера приговорил к четырем годам заключения условно прапорщика патрульно-постовой службы Владимира Павлова. Осужденный оказался единственным фигурантом громкого дела об избиении милиционерами начальника судебного департамента компании «ТНК-BP менеджмент» Владимира Кузнецова.

История с избиением топ-менеджера ОАО «ТНК-BP менеджмент» (компания, управляющая ТНК-BP) произошла весной этого года («Ъ» подробно рассказывал об этом 29 марта). Тогда Владимир Кузнецов выпил с друзьями в расположенном на Арбате «Плотников-пабе». Выйдя около 23 часов из заведения, господин Кузнецов, по его словам, решил прогуляться по Сивцеву Вражку, «чтобы немного развеяться». Милиционерам, дежурившим возле ОВД «Арбат», поведение хорошо одетого, но явно нетрезвого господина Кузнецова показалось подозрительным. Доставив юриста в отделение, они потом попытались принудительно отправить его на наркологическую экспертизу. Это и стало поводом для конфликта. Топ-менеджеру ТНК-ВР показалось странным, что милиционеры не оформляют протокола задержания и при этом пытаются отвезти его на освидетельствование не на милицейском автомобиле, а на ВАЗ-2109 с частными номерами. «Я, естественно, испугался. Ведь я же не знал, куда меня собираются везти. Может, на пустырь, чтобы там ограбить и убить, поэтому и потребовал адвоката»,— рассказал «Ъ» пострадавший.

Милиционеры же, порекомендовав юристу поменьше смотреть американские боевики, попытались загрузить Владимира Кузнецова в «девятку» силой. В этот момент пострадавший вырвался и убежал в сторону «Плотников-паба», где все еще гуляли его приятели. Но возле входа в него милиционеры догнали бегуна, уложив его на асфальт. Но тут уже в конфликт вмешались друзья господина Кузнецова, выбежавшие на шум из паба. Они решили больше не отпускать приятеля и отправились вместе с ним в ОВД, куда вскоре приехали и несколько телевизионных бригад. После того как задержанного все-таки отпустили, он отправился в травмпункт, где врачи зарегистрировали полученные им повреждения — множественные гематомы на лице, локтях, коленях и теле. Владимир Кузнецов обратился в следственный отдел по Центральному округу Москвы следственного комитета при прокуратуре РФ, который возбудил уголовное дело по 3-й части 286-й статьи УК (превышение должностных полномочий).

Установить всех участников избиения господина Кузнецова следствию не удалось. Фигурантом уголовного дела стал только прапорщик милиции Владимир Павлов, сам давший показания о том, что вначале споткнулся о лежащего на асфальте юриста, зацепившись за него ногой, а потом несколько раз ударил его при оказании сопротивления.

В ходе прений сторон гособвинение потребовало приговорить милиционера к четырем годам заключения. Потерпевший Кузнецов сказал, что наказание виновного может быть условным. «В ходе следствия и суда я узнал, что Павлов только года за полтора до инцидента устроился на работу в милицию,— рассказал «Ъ» господин Кузнецов.— До этого пять лет служил подводником на Северном флоте. Его родители — участники ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. В таких условиях, даже учитывая все, что произошло со мной в марте этого года, я, как говорится, не мог требовать крови».

Следует отметить, что по факту инцидента была проведена и служебная проверка в ОВД «Арбат». Увольнять там никого не стали, объявив оперативному дежурному предупреждение о неполном служебном соответствии.

«Тогда мы были в его вине искренне уверены»

Действующий в России мораторий на смертную казнь позволяет исправлять ошибки следствия и суда, но добиваться это тяжело, долго и дорого. «Власть» попыталась разобраться, как за решеткой оказываются невиновные и почему им трудно выйти из тюрьмы, даже если обнаруживается настоящий преступник.

Полина Никольская, Олеся Герасименко

«Нам все равно, ты или не ты, будешь ты»

Днем 23 сентября 2009 года работавший охранником на рынке Алексей Серенко ехал к своей невесте по трассе «Дон», когда его остановил инспектор ГИБДД. Он сказал, что Алексей пересек двойную сплошную, предложил сесть в машину и посмотреть нарушение на камере. «Не успел я сесть, мне сразу руки заломали, кулек на голову надели и молча куда-то повезли,— вспоминает Серенко.— Оказался в УВД. Там спрашивают: «Знаешь, почему тебя сюда?» Я говорю: «За какую-то сплошную на дороге». А они мне: «Шутить решил? Ты убийца, ты убивал людей, убивал детей»». По словам Серенко, до вечера ему «просто выносили мозг», а ночью всемером начали бить: «Руками, ногами, пластмассовыми бутылками, делали ласточку (вешали с пристегнутыми наручниками под потолок), надевали противогаз, курили в него и продолжали избивать до семи утра». Так продолжалось десять дней.

Выяснилось, что Серенко подозревают в убийствах с целью грабежа. Ему сказали, что в июле 2008 года на обочине трассы он расстрелял молодого человека, а также ограбил и сделал инвалидом его девушку. Через полгода он, по словам оперативников, застрелил и добил ножом пенсионера и его будущую невестку в доме на окраине Новочеркасска ради фотоаппарата и дубленки. А в 2009-м жестоко расправился с семьей спецназовца Дмитрия Чудакова, ехавшего с Черного моря на машине с женой и двумя детьми. Якобы стрелял в них из винтовки «Сайга», а потом добивал ножом, ударив девочку 37 раз. Это убийство оказалось на первых полосах федеральных газет, а его расследование взял под личной контроль Владимир Путин. Серенко не признавался ни в одном из преступлений. К концу второй недели, вспоминает он, оперативники сказали: «Нам все равно, ты или не ты, будешь ты».

Следственный комитет при прокуратуре РФ заявил, что «убийство командира спецназа Чудакова и его семьи раскрыто» и, более того, «установлена причастность Серенко к совершению ряда других аналогичных особо тяжких преступлений». Дело Серенко вел 43-летний следователь Владимир Павлов, который раньше работал в Волгограде и для которого убийство Чудакова стало первым делом после перевода в Москву. В виновности охранника он был уверен. В доказательствах значились выключенный телефон Серенко во время убийства Чудакова и аргумент, что занимавшийся боксом подозреваемый «зол на жизнь и агрессивен». Еще следователь заказал никогда раньше не проводившуюся в России баллистическую экспертизу. Дело в том, что гильз от ружья «Сайга» на месте преступления не было, преступник их забрал с собой. На земле нашли только затычки-«пыжи», по которым достоверно установить, откуда произведены выстрелы, невозможно. Так сочли специалисты МВД, к которым обратилась защита, но эксперта следователя Павлова это не смутило: он заявил, что из «Сайги» стрелял Серенко.

Кроме того, в деле о нападении на пару на трассе спустя 15 месяцев появилась свидетельница — проститутка, которая в вечер убийства была пьяна, находилась на другой стороне трассы, но тем не менее со спины в темноте смогла опознать Серенко. Она также вспомнила женский голос, который говорил: «Добивай ее!» Полиция решила, что соучастницей нападения могла быть невеста Серенко. Ее вывозили на места совершения преступлений и угрожали сделать подельницей. Друзьям пары советовали от них отвернуться, по словам знакомых, угрожали испортить карьеру и бизнес. Свидетели защиты были так напуганы, что адвокат встречался с ними ночью в поле.

Из Серенко тем временем тянули признание. Адвокат Альберт Погосян считает, что избивали его подзащитного по прямому указанию следователя. «При словах «закон» или «УПК» Павлов только усмехался и говорил: «Замолчите, у нас в Москве даже Генри Резник не пикает по поводу закона»»,— рассказывает адвокат. «Меня при Павлове били семеро человек — у открытой двери кабинета, под камерами, а он ими руководил,— вспоминает Серенко.— Мне скорую даже вызывали — они мне разбитую губу диагностировали со словами «это ты прикусил»». Адвокат писал заявления о давлении на подозреваемого, отправлял медицинские справки о побоях. В Следственном комитете после процессуальной проверки ответили, что «факты не подтвердились» и жалобы «не имеют под собой почвы».

Серенко считает, что его хотели довести до самоубийства, чтобы осудить посмертно: «Угрожали сделать что-то с девушкой, матери несладкую жизнь устроить». Все это, утверждает он, оперативники делали с ведома следователя Павлова: «Обещали на суд повлиять: мол, тебе 18 лет дадут, восемь отсидишь». Предлагали даже возложить вину за убийства на его трех погибших в аварии друзей. Следователь, почти два года проживший в номере люкс дорогой гостиницы Ростова-на-Дону, подгонял всех участников, чтобы те быстрее знакомились с материалами дела. Несмотря на протесты матери убитого спецназовца Чудакова, которая не верила в виновность Серенко, Павлов передал дело для заключения в прокуратуру. Но прокурор Ростовской области раскритиковал экспертизу оружия и нашел много других нарушений. В июле 2011 года дело вернули Павлову.

Через два месяца следователь пришел в камеру Серенко и уныло протянул ему какую-то бумажку: «Он мне с кислой мордой говорит: «Читай, это постановление об изменении меры пресечения». Я собрал вещи, вышел, меня забрал адвокат. Дома никто не знал, я попросил, чтоб не говорили никому». Первые недели на свободе Серенко не выходил на улицу — боялся.

После освобождения главного подозреваемого следователь Павлов из Ростова уехал. «Если я Серенко не посажу — я погоны сниму»,— цитирует его слова адвокат. Правда, погоны Павлов не снял, просто вернулся из Москвы в управление СК по Волгоградской области, где работает до сих пор. С тех пор в деле Серенко сменилось четыре следователя, и осенью 2013 года он ждал знакомства с пятым, как в ночь на 9 сентября под окнами его квартиры раздались выстрелы. «Дома был брат, он подумал, что на улице салют, вышел на балкон, а там война»,— рассказывает Серенко. Внизу молодая женщина с мужчиной на мотоцикле отстреливались от полицейских, к которым мчалось подкрепление. Братья не знали, что под их окнами задерживают банду, за преступления которой охранника пытались посадить на всю жизнь.

Алексей Серенко почти два года провел в СИЗО и мог бы получить пожизненный срок за преступления, которые не совершал

«Убить человека, чтобы забрать носильные вещи»

На следующий день газеты запестрели сообщениями о поимке гангстеров, семейным подрядом убивавших и грабивших людей в Ростовской области и Ставропольском крае более 15 лет. Главу банды 36-летнего Романа Подкопаева убили при задержании, в живых осталась его 25-летняя падчерица Виктория Тарвердиева, а на берегу Дона в палатке с гранатами и автоматом задержали его жену, 46-летнюю Инессу.

Сейчас в уголовном деле, заведенном на мать и дочь из поселка Дивного Ставропольского края, 31 убийство, многие из жертв — полицейские. Как рассказали «Власти» в СК РФ, Тарвердиева-старшая заявила, что обычно они убивали из-за нужды в деньгах, а вот полицейских — еще и из ненависти. «Они все продажные, коррумпированные, берут взятки»,— повторяла она. Пока Тарвердиевы давали показания, в другом суде арестовывали главного наводчика и покрывателя банды — полицейского, сотрудника ДПС Ростовской области Сергея Синельника (его жена Анастасия — родная сестра Подкопаева). По версии следователей, Синельник давал бандитам адреса коллег, у которых есть чем поживиться, привозил их на места преступлений и забирал оттуда, сообщал о расставленных патрулях ГИБДД и путях объезда, помогал сбывать награбленное. у Синельника дома бандиты прятались во время облав после очередного убийства. «При проверках на квартиру сотрудника полиции внимания сильно не обращали, ну приехали какие-то родственники, и ладно»,— объясняет начальник уголовного розыска ГУ МВД России по Ростовской области Олег Колтунов.

На первое убийство Тарвердиева, известная в родном поселке модельной фигурой и белокурыми локонами, пошла в 1997 году. По материалам дела, жертвой стал ее ревнивый муж Азур Тарвердиев. «У нее тогда закрутился роман с вернувшимся из армии 20-летним Подкопаевым. А муж развода бы ей не дал, вот они и решили от него избавиться»,— рассказывает Колтунов. Но милиция в конце 1990-х к Подкопаеву интереса не проявила, и он зажил вместе с Тарвердиевой и ее дочерью от первого брака. С этого времени они перестали общаться с родителями и знакомыми, «замкнулись в себе», как говорят в Следственном комитете, а вокруг дома выстроили глухой забор. Знакомым говорили, что зарабатывают на стройках в Ростовской области. А сами грабили дома, магазины, убивали водителей на трассе и полицейских ради оружия. Следователи переписывали награбленное больше недели: кроме винтовок, пистолетов, патронов, охотничьих ножей в доме в поселке Дивное лежали утюги, цепочки, корм для собак, сачки, удочки, фотоаппараты, постельное белье. Как-то раз сняли с убитой девушки купальник. В ночь перед арестом застрелили пожилых супругов, чтобы забрать бутылку шампанского, бутылку водки, куриные окорочка и початый флакон духов. Оперативники удивляются неоправданной жестокости преступлений: «Ни в одном случае цель и средства несовместимы. Убить человека, чтобы забрать носильные вещи. Нет логики, в голове не укладывается».

Почему стоматолог Подкопаев и выпускница Мелиоративной академии, работавшая воспитательницей в детском саду, Тарвердиева занялись грабежами и насилием, сказать никто не может. Мать Тарвердиевой говорит, что ее красавицу дочь испортил Подкопаев, мать Подкопаева — что на ее любимого сына плохо повлияла Инесса. Знакомые просто разводят руками. Глава уголовного розыска по Ростовской области Олег Колтунов банду называет атипичной: «Семейный подряд с двумя женщинами-убийцами, при этом очень хладнокровными и с железными нервами. Они приходили домой с нападения, снимали заляпанную кровью одежду, садились за стол обедать и обсуждали, как сходили на убийство, как на работу». По словам главы следственной группы, на месте преступления следов они почти не оставляли, всегда работали в перчатках и масках, мобильные телефоны на дело не брали, только рации: с подсказки сообщника из ГИБДД прослушивали полицейские переговоры. Часто упражнялись в стрельбе в тире.

Сотрудники уголовного розыска ГУ МВД по Ростовской области утверждают, что убийство местного Клайда и задержание Бонни стало результатом тщательной работы и спланированной операции. Их адвокаты и выжившие потерпевшие уверены, что банду поймали случайно. Убийства не расследовали в рамках одного уголовного дела, оперативники периодически задерживали то бездомных, то ранее судимых. С того же Серенко до сих пор не сняты обвинения и подписка о невыезде. Поэтому он не может устроиться на нормальную работу и уехать дальше Ростовской области. Чтобы платить все эти годы адвокату, его родители продали квартиру, взяли кредит и теперь снимают жилье. Но судиться с государством Серенко пока не готов. Год назад он женился, у него родился сын, и «Смешариков» он обсуждает охотнее, чем следователя Павлова.

Вернувшийся в Волгоград следователь Павлов о подозреваемом из Ростова тоже вспоминает неохотно. «Я еще не знаю новых обстоятельств, поэтому комментировать его виновность или невиновность не могу,— сказал он «Власти».— Если все действительно так, как сейчас представляют с этой бандой, то это была ошибка, и виноват в ней, конечно, я. Но совершенно точно могу сказать: ни я, ни другие следователи никаких противоправных действий или фальсификаций не допускали. Серенко и защита ошибаются: цели закрыть лишь бы кого-то никогда не было. Тогда мы были в его вине искренне уверены».

Отсидевший три года за одно из преступлений, совершенных националистической бандой Артура Рыно и Павла Скачевского (на фото — справа), москвич Максим Руденко получил 3 млн руб. компенсации

Фото: Андрей Стенин, Коммерсантъ

«Если есть убийство, оно должно быть раскрыто»

Серенко не единственный, кого обвинили в не совершенных им убийствах и грабежах. По неофициальным данным, в изоляторах Ростовской области и Ставрополья по подозрению в преступлениях, которые Тарвердиева уже взяла на себя, сидят еще четыре человека. В других случаях дело доходит до приговора и этапирования в колонию. «Простого признания в совершении преступления каким-либо лицом недостаточно для освобождения ошибочно осужденного,— говорит адвокат Сергей Бадамшин.— Следователь должен собрать и закрепить новые доказательства, более весомые, чем ранее собранные, а кроме того, опровергнуть уже вступившую в законную силу версию следствия».

За 2012 год Верховный суд отменил менее 70 приговоров «по вновь открывшимся обстоятельствам», куда входят случаи поимки настоящих преступников. Всего за год осуждено 764 263 человека, а оправдано из них 5164 (0,7%). По обвинению в тяжких и особо тяжких преступлениях в 2012-м оправдано всего 834 человека (16% от общего числа оправданных).

Статистики по несправедливо вынесенным приговорам по тяжким преступлениям нет. Часто люди проводят в колонии несколько лет, прежде чем до них дойдут новости о сознавшихся в инкриминируемых им преступлениях. «Если есть убийство, оно должно быть раскрыто. В России свыше 90% убийств раскрываеся, это один из важнейших показателей работы полиции,— рассказывает руководитель правозащитного центра «Агора» Павел Чиков.— Если убийство произошло с отягчающими обстоятельствами, то оно ставится на спецконтроль в Москве, а следователь отчитывается по нему каждую неделю. Главным для него становится раскрыть дело, повесить хотя бы на кого-нибудь как можно скорее».

Раскрытым считается дело, которое ушло в суд с утвержденным обвинительным заключением. Для этого в нем — помимо чистосердечного признания — должны быть доказательства, например, судмедэкспертизы. «Есть дела, по которым производство экспертизы обязательно, например убийства. Но, какие экспертизы обязательны, в законодательстве не уточняется,— говорит заместитель директора Российского центра судебно-медицинской экспертизы Минздрава России Павел Иванов.— Например, следователь проводит биологическую экспертизу крови с одежды подозреваемого и крови убитого. Это исследование, которое определяет только группу крови». В Европе и США, по словам Иванова, биологические исследования крови в судебных целях «не проводятся уже десять лет, потому что у них низкая доказательность и ими легко манипулировать». «У нас это еще аргумент для суда: эксперт пишет следователю, что такая группа крови может принадлежать обвиняемому, и эта формулировка идет в суд. Но он не пишет вторую часть заключения, что кроме обвиняемого она может быть еще у сотни человек»,— объясняет Иванов. Генетическую экспертизу, которая определяет ДНК крови, а не только ее группу, следователь может не назначать вовсе. Бывают и случаи манипуляции данными, признает Иванов: «Даже генетическую экспертизу подтягивают под версию следствия. Наверное, это непрофессионализм, а может, и что-то еще». Приходя к эксперту, следователь часто давит на то, что по делу уже есть все доказательства и экспертиза должна только их подтвердить. «Люди разные бывают, начнет, например, следователь кричать, что результаты не могут быть такими, что эксперт ошибся, что он напишет жалобу начальству. Вторая экспертиза в результате может оказаться ближе к версии следствия»,— говорит Иванов.

Несправедливо осужденные появляются не только из-за давления следователей на экспертов, но и из-за сильнейшего давления начальства на оперативников и следователей, утверждает правозащитник Павел Чиков: «От них сначала требуют раскрыть дело по горячим следам, потом — раскрыть его любой ценой». Поэтому, например, серийные преступления долго могут не объединяться в одно дело: оперативники пытаются как можно быстрее найти убийцу для каждого эпизода по отдельности и не сразу замечают, что характер убийств совпадает. Один из самых ярких примеров всех этих пороков нынешней системы следствия — события 2011 года в Иркутске.

«Потом привязали к стулу, стал электрошокером бить»

В феврале 2011 года в иркутском Академгородке, где с советских времен живет научная элита города, началась паника: уже третий месяц кто-то по вечерам в лесу у школы и во дворах нападал с молотком на женщин, пенсионеров, детей и бомжей. В Академгородке появился маньяк, решили местные. Но сотрудники ГУВД со страниц местных газет уверяли жителей, что район по количеству убийств не отличается от других и что преступления не серийные. Неофициально в следственном управлении СК РФ по Иркутской области признают, что искать «банду» начали только после двенадцатого нападения. Следователи не связывали эпизоды в одно дело, думали, что это обычные бытовые преступления, которые, «как правило, и совершаются такими методами — ударами по голове». Преступников искали среди бомжей, бывших зэков, пациентов психоневрологических диспансеров. Убийцами оказались подростки из Академгородка: 18-летние первокурсник медицинского института Артем Ануфриев и студент строительного колледжа Никита Лыткин. Битами, молотками, ножами, отвертками молодые люди за полгода забили насмерть шесть человек и избили семерых.

Прозванные после задержания молоточниками Ануфриев и Лыткин учились в одной школе, где оба были изгоями. Оба воспитывались без отцов, и матери старались уделять сыновьям как можно больше внимания. «Никита не мог понять, почему в семье он видит одно, а в жизни — совершенно другое. Вот эта вот озлобленность на мир, как я сейчас понимаю, еще тогда сформировалась»,— объясняет Марина Лыткина. Недостаток общения со сверстниками подростки компенсировали компьютерными «стрелялками» и интернетом. Они засматривались видео нападений на мигрантов и зачитывались историями об известных маньяках вроде Александра Пичушкина. В интернете Ануфриев узнал о движении «пиплхейт» (от англ. people hate), пропагандирующем ненависть ко всему человечеству, и стал называть людей тупой массой и скотами. «А я считал, что все люди против меня,— рассказывал на следствии Лыткин.— Тогда я решил, что если мне плохо, то пусть все люди тоже страдают».

Только через четыре месяца после их первого нападения, к апрелю 2011 года, со слов нескольких выживших полицейские смогли составить скудную ориентировку на преступников: мужчины 17-18 лет славянской внешности. Увидев ее, бабушка Лыткина забеспокоилась. Внук в последнее время вел себя странно, больше обычного страдал нервными тиками, бессонницей, в доме нашли пустые ножны. Родственники обыскали комнату и увидели торчавшую из компьютера флешку с видеозаписью убийства и расчленения бездомной. Дядя отнес флешку в полицию, а через час Лыткин давал подробные признательные показания.

Недобитых жертв, о которых рассказали «молоточники», нашли по картотекам больниц, закрытые за отсутствием состава преступления дела открыли. Например, дело об убийстве их первой жертвы — 12-летнего школьника, на которого подростки напали сзади, когда тот шел кататься с горки. Молотком и битой они раскроили ребенку череп, превратили лицо в месиво, воткнули нож в висок. Проводить расследование по этому уголовному делу не стали: на основании судмедэкспертизы следователь решил, что это был несчастный случай. Ануфриева суд приговорил к пожизненному заключению, а Лыткина — к 20 годам колонии строгого режима. А из колонии строгого режима под Иркутском выпустили 19-летнего Владимира Базилевского, осужденного на четыре года за одно из убийств Ануфриева и Лыткина.

Полицейские взяли Базилевского в январе 2011 года во время одной из уличных проверок. Воспитанник детдома выглядел подозрительно: шел по улице в грязных штанах и окровавленной куртке. Базилевский официально был прописан в квартире своего опекуна, но с ним разругался, поэтому жил с бомжами. Два раза получал условный срок: за хранение наркотиков и кражу мобильника. Оперативники спросили, что он делал в новогоднюю ночь. Молодой человек признался, что встречал праздник в канализационном колодце с настойкой боярышника и соседом-гастарбайтером. Полицейский перебил Базилевского и сказал, что на самом деле в Новый год он забил до смерти бездомного бутылкой из-под шампанского. «Завели в кабинет пацаненка, который сказал, что видел, как я ссорился с бездомным. Когда его вывели, оперативник взялся за меня уже конкретно,— вспоминает Базилевский.— Сначала ноги на коленки мне поставил, а сам сел на стол. В лицо пару ударов сделал. Потом привязали к стулу, стал электрошокером бить». Чистосердечное признание Базилевский написал под диктовку. На следственном эксперименте ему сначала говорили, где стоят баки, у которых произошло убийство, и как лежал труп, а потом уже снимали его показания на камеру.

Пока длилось следствие по делу Базилевского, Ануфриев и Лыткин убили еще троих человек. А в апреле 2011 года судья Андрей Обыскалов вынес Базилевскому обвинительный приговор. Помимо признания доказательством по его делу была биологическая экспертиза. Она показала, что у крови на куртке Базилевского и у крови на трупе одна группа — вторая. Из этого суд сделал вывод, что она совпадает с кровью убитого, а значит, может принадлежать ему.

Когда Базилевского отправили по этапу, «молоточники» дали признательные показания об убийстве того самого бездомного: подростки насмерть забили его молотками. Следователь следственного управления СК РФ по Иркутской области Евгений Карчевский рассказал, что проверял каждое показание убийц. Под описание бомжа, убитого в Новый год, подходило только уже раскрытое преступление. Карчевский поднял дело Базилевского. Оказалось, что следователь по его делу назначил генетическую экспертизу — сравнительный анализ ДНК, найденного на куртки молодого человека, и ДНК трупа. Но потом, не дождавшись ее результатов, отправил материалы дела в суд. Экспертиза же оправдывала Базилевского: ДНК не совпали. Личность убитого следствие и суд установили только со слов Базилевского, который назвал первое пришедшее ему на ум имя знакомого бомжа. Следователь нашел бездомного живым. Карчевский просил прокуратуру пересмотреть дело, но ему отказали. После этого о несправедливом приговоре узнали адвокаты правозащитной организации «Общественный вердикт». Юристы забили в колокола, и второе ходатайство следователя удовлетворили.

Приговор Базилевскому отменили только через год после его вступления в силу. В апреле 2012-го бывшего воспитанника детдома выпустили из колонии и реабилитировали, а его дело закрыли. Следователя Юрия Федорова обвинили в фальсификации доказательств. Сейчас он отстранен от работы в Восточно-Сибирском следственном управлении на транспорте СК РФ и знакомится с материалами своего уголовного дела. Ему грозит до семи лет лишения свободы. Оперативник, выбивавший показания из Базилевского, до сих пор не найден. Вынесший обвинительный приговор судья Андрей Обыскалов по-прежнему рассматривает уголовные дела в Свердловском районном суде Иркутска.

Базилевский сейчас на свободе, работает кровельщиком, живет со своей девушкой, у них растет дочь. За незаконный приговор его адвокат пытается получить от государства компенсацию 3 млн руб. Иск пока не приняли к рассмотрению. Впрочем, защита сомневается, что Базилевский сможет получить всю сумму.

«Я никого не убивал, прости за все»

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу, иск за судебную ошибку рассчитывается из суммы зарплаты или пенсии, которых подозреваемый лишился в результате уголовного преследования, стоимости конфискованного имущества, взысканных судом штрафов, гонораров адвокатам и других, например медицинских, расходов. В США невинно осужденному в среднем гарантировано $100 за каждый проведенный в заключении день. Европейский суд по правам человека щедрее: там присуждают €10 тыс. за месяц незаконного лишения свободы.

Денежные компенсации в России далеки от зарубежных. Так, 500 тыс. руб. получил от государства 20-летний житель Ставрополя, 3,5 года проведший в психиатрической больнице на принудительном лечении за убийство. В 2004 году следователи доказали, а судья поверил в то, что он забил свою сестру, расчленил ее труп топором и сжег останки в печке. Приговор пришлось отменить после того, как сестра через три года после исчезновения написала матери письмо, что жива, ушла из дома после ссоры с ней и уже вышла замуж. 2 млн руб. получил тракторист из деревни в Башкирии, отсидевший в колонии строгого режима пять из девяти назначенных ему лет за убитого другим бомжа.

Одну из самых больших компенсаций в истории России за несправедливый приговор по тяжкому преступлению получил москвич Максим Руденко. В 2007 году Преображенский суд Москвы приговорил его к 14 годам колонии строгого режима за убийство, которого он не совершал. Казне пришлось выплатить 3 млн руб. за три года, что он незаконно провел в заключении. В 19 лет Руденко поругался с матерью, ушел из дома, жил в подъездах и у друзей. Весной 2007 года полицейские увидели его в компании выпивавших на Преображенской площади молодых людей и забрали всех в ОВД, чтобы проверить документы. В кабинет оперативника Руденко завели первым, а через несколько часов он дал чистосердечное признание в убийстве 37-летнего менеджера по продажам Максима Лаврика. Уже из СИЗО Руденко передал матери записку: «Я никого не убивал, прости за все». Оксана Руденко через знакомых нашла для сына адвоката, и спустя две недели он отказался от показаний, заявив, что его избили в ОВД.

Следователь готовил дело к суду по той же схеме, по которой в Иркутске его коллега собирал доказательства по делу детдомовца Базилевского. Нашелся свидетель убийства. Соседка Лаврика по подъезду с балкона четвертого этажа в сумерках видела, как от трупа убегают три человека, и в одном из них позже опознала Руденко. На джинсах молодого человека нашли кровь, и экспертиза показала, что она той же группы, что и кровь Лаврика. Адвокат Дмитрий Пагин на следствии несколько раз ходатайствовал о проведении генетической экспертизы крови, но ему отказали. «В 2007 году проводить анализ ДНК следствие не считало нужным, в практике расследования уголовных дел это было не принято,— вспоминает защитник.— Как сказала мне потом председатель Мосгорсуда Ольга Егорова, мы были одними из первых, кто пытался провести генетику». Адвокат поминутно восстановил, где и во сколько его подзащитный был в вечер убийства. «Мы взяли детализацию всех его звонков. Выяснилось, что, когда Лаврика убивали, Руденко был за 300 метров от него»,— поясняет он. Друг Руденко говорил, что в момент убийства тот был у него дома. Но суд показаний не учел, как и не указал в приговоре, что от трупа, по словам свидетелей, убегали трое. Судья пыталась вызвать на допрос следователя по делу Александра Петракова, но прокурор на заседании сказал, что тот «уволился из органов, уехал в Петербург и пропал». «Перед началом суда Петраков мне позвонил, сказал, что сын невиновен и что он сам написал рапорт об увольнении. Я до последнего верила в справедливый приговор. Когда объявили срок, у меня просто подкосились ноги»,— вспоминает мать Руденко. Судья Зоя Орлова приговорила молодого человека к 14 годам колонии строгого режима. Наказание Руденко отправился отбывать под Тамбов в декабре 2007 года. Следователь Петраков так и не нашелся.

А настоящие преступники к этому времени уже восемь месяцев сидели в московских СИЗО. Лидеров националистической банды, 17-летних студентов Артура Рыно и Павла Скачевского, задержали почти одновременно с Руденко, после очередного преступления. Подростки сразу сознались в 37 нападениях и убийствах. В московских СИЗО по подозрению в них уже сидели шесть человек. Позже студенты рассказали еще о нескольких эпизодах: убивали мигрантов, кавказцев и русских неславянской внешности, темноглазых брюнетов. Таким был Максим Лаврик — одна из их последних жертв. Мать Рыно рассказывает, что он сразу признался и в убийстве Лаврика, но следователи не спешили готовить этот эпизод к суду. Когда Рыно узнал от сокамерников, что по этому делу уже сидит невиновный, попросил мать связаться с семьей Руденко и рассказать правду. Адвокат невинно осужденного говорит, что вскоре после этого ему позвонили из СК и спросили, как он намерен доказывать невиновность Руденко: «Я настаивал на проведении ДНК-анализа. Чудом остались целы образцы крови трупа и джинсы Руденко с пятнами крови». ДНК, как и в случае с Базилевским, не совпали. Оказалось, что за день до задержания молодой человек подрался с бывшим одноклассником, разбил ему нос и вытер о джинсы руки.

Руденко не выпускали еще полтора года: следователь долго собирался к нему в колонию, а прокуратура только со второго раза заново открыла дело. «Почему так долго? Наверное, потому, что были затронуты интересы очень многих людей. Обвинительное заключение Руденко подписывал прокурор Юрий Катасонов — человек неприкосновенный (тогда прокурор Преображенской межрайонной прокуратуры, сейчас — зампрокурора Москвы.— «Власть»)», — говорит адвокат Дмитрий Пагин. Оксане Руденко следователи объяснили проволочки так: «В практике очень мало подобных случаев, и мы не знаем алгоритм действия».

Приговор в 2010 году отменял президиум Мосгорсуда во главе с Ольгой Егоровой. На заседании она, по словам адвоката, даже не дослушала прокурора и сказала: «Мальчика надо выпускать». Через пару дней Руденко в колонии выдали деньги на билет, и он вернулся в Москву. В колонии он провел почти три года. За время суда его разведенные родители помирились, и, пока сын отбывал наказание, у них родился второй ребенок. Руденко исполнилось 26 лет, он живет с девушкой и работает охранником. Его иск за возмещение морального ущерба суд удовлетворил, но вместо запрошенных 8 млн назначил 3 млн. руб.

Встречаться сейчас с журналистами Руденко наотрез отказался. По словам матери, он не хочет вспоминать годы за решеткой, а родные никогда не спрашивают его ни о СИЗО, ни о колонии. По факту пыток в ОВД следователи сами возбудили дело, но, как говорят родственники, «оно закончилось ничем и до суда не дошло». Следователь Юрий Рыков, подписавший признательные показания Руденко, сначала стал мировым судьей. Но в 2011 году на него в связи с этим делом написал жалобу член Общественной палаты Анатолий Кучерена, и Рыкова уволили. Судья Орлова продолжает работать.

«Справедливость не наступит никогда»

В Уголовном кодексе России есть несколько статей, по которым можно наказывать за судебные и следственные ошибки. Это привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности (ст. 299 УК РФ), незаконное содержание под стражей (ст. 301 УК РФ), фальсификация доказательств по уголовному делу (ч. 2 ст. 303 РФ), принуждение к даче показаний (ст. 302 УК РФ), вынесение заведомо неправосудного приговора, решения или иного судебного акта (ст. 305 УК РФ). Но в суд такие дела, если они и появляются, попадают крайне редко. Во время работы над этой статьей авторы смогли найти только одни случай, когда следователя обвинили в фальсификации доказательств.

Привлечь же судей к уголовной ответственности, несмотря на существующую статью — «Вынесение заведомо неправосудного приговора», практически невозможно, утверждают эксперты. В соответствии с УПК, судья оценивает доказательства и выносит приговор «по своему внутреннему убеждению». Чтобы привлечь судью к ответственности, нужно доказать, что он заранее знал о невиновности подсудимого, знал, что доказательства сфальсифицированы, и вынес обвинительный приговор для своей выгоды, а не потому, что поверил доказательствам следствия.

Любой тюремный опыт — это всегда психологическая травма и психическое расстройство, говорит бывший начальник психологической службы одной из российских колоний. Критическая точка для сидельца, по его словам,— пять лет. После этого психика подстраивается под тюремное поведение: «Есть масса научных изысканий, которые говорят, что очень тяжело после этого срока социализироваться». Принудительное лишение свободы усугубляет проблемы, которые были на воле. Жителя Ростовской области, страдающего алкоголизмом, посадили за жестокое убийство младшего сына. Через пять лет нашелся настоящий преступник — серийный маньяк. Выйдя на свободу, невинно осужденный окончательно спился и стал бомжом.

Все вышедшие на свободу невинно осужденные, с которыми удалось поговорить, не хотят вспоминать о годах в заключении, описывать быт в колонии или сокамерников. Всем без исключения после случившегося было сложно найти работу; родственники говорят, что «домой они приезжали абсолютно потерянными». «Мне звонили из Общественной палаты и говорили, что, мол, следователь, который вел дело вашего подзащитного, стал мировым судьей, но мы добились его увольнения, и вот теперь настала полная справедливость,— говорит адвокат Пагин, защищавший Руденко.— Полный бред. Справедливость не наступит никогда. Потому что он уже отсидел. Это как в истории про мальчика, который забивал в дерево гвозди. Ему прохожий говорит, зачем ты забиваешь гвозди, дерево же погибнет. Он гвозди вытащил, но дерево все равно умерло».

Из истории дела Чикатило

В процессе розыска одного из самых кровавых маньяков XX века Андрея Чикатило было попутно раскрыто 1062 преступления и казнен невиновный человек.

Первое убийство воспитатель ГПТУ N33 Андрей Чикатило совершил 22 декабря 1978 года в городе Шахты Ростовской области — зарезал и утопил девятилетнюю Лену Закотнову. Чикатило был опознан по составленному фотороботу (высокий, сутулый, худой мужчина в очках), но супруга обеспечила ему алиби. В 1979 году Ростовский облсуд признал виновным в этом преступлении и приговорил к высшей мере наказания ранее осужденного за изнасилование и убийство Александра Кравченко. Верховный суд РСФСР возвращал дело на доследование, но в 1982 году приговор был подтвержден и 5 июля 1983 года приведен в исполнение (в 1990 году отменен президиумом Верховного суда РСФСР).

Позднее СМИ неоднократно сообщали, что за преступления Андрея Чикатило были казнены еще несколько человек, но документально это не подтверждалось. После серии убийств 1982-1984 годов признательные показания давали инвалиды Первомайского дома-интерната для умственно отсталых. В октябре 1984 года 23 уголовных дела были объединены в одно производство, летом 1985 года были прекращены дела в отношении инвалидов дома-интерната. Тогда же началась операция «Лесополоса» в Ростове-на-Дону, Шахтах и Новочеркасске. Из-за активизации милиции Чикатило никого не убивал на протяжении 1986 года. Но в 1987-1990 годах он совершил еще 19 убийств. Последней жертвой стала Светлана Коростик, убитая 6 ноября 1990 года. Чикатило был арестован 20 ноября 1990 года в Новочеркасске.

Это интересно:

  • Крупный размер спайса по ук рф 228 это сколько Значительный, крупный, особо крупный размер наркотиков: марихуана, гашиш, амфетамин, спайс, героин Если вы в Москве - вы можете заказать звонок адвоката по наркотикам Москве. Для всех регионов России: бесплатная письменная консультация […]
  • Закон и право рязань Закон права, ООО ПЕРЕЧЕНЬ УСЛУГ ЮРИДИЧЕСКОЙ ФИРМЫ: 1. Защита интересов физических и юридических лиц. 2. Составление документов (претензий, жалоб, договоров, запросов, деловых писем, дополнительных соглашений, приказов). 3. Подготовка […]
  • Контролируемые сделки за 2018 Уведомление о контролируемых сделках за 2018 г. Раздел обновлен 24 августа 2018 г. Уведомление о контролируемых сделках: кто сдает Такое уведомление представляют организации и ИП, у которых в отчетном году были контролируемые сделки (п. […]
  • Коап статья 129 ч 4 Штраф за превышение скорости в 2018 году Штраф за превышение скорости делится в зависимости от того, на сколько она была превышена. Так, максимальный размер штрафа ГИБДД за нарушение скоростного режима достигает 5000 рублей. За быструю […]
  • Как исчислить ндс за первый квартал Порядок и сроки уплаты НДС в 2018 году Уплата НДС в 2018 году - сроки уплаты рассмотрим в статье - осуществляется равными частями в течение 3 месяцев после отчетного квартала. Какой порядок и сроки предусмотрены законодательством РФ для […]
  • Регистрация московская где сделать Временная регистрация в Москве и МО Как заказать временную регистрацию? 1. Отправьте Заявку или позвоните 2. Мы уточним детали 3. Назначим Вам встречу с курьером 4. Оплатите и получите Ваш заказ Временная регистрация - ЦЕНЫ Цены […]
  • Трудовой кодекс рк глава 7 Трудовой кодекс РК 2018 год (от 16.04.2018) ТРУДОВОЙ КОДЕКС РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН (с изменениями и дополнениями по состоянию на 16.04.2018 г.) См. Перечень нормативных правовых актов, принятие которых необходимо в целях реализации […]
  • Ст 228 ук рф наказание Ст 228 ук рф наказание Чаще всего на консультациях задают вопрос о возможности назначения наказания, не связанного с реальным лишением свободы по статьям 228, 228.1 УК РФ или сроке, который может назначить суд при вынесении […]