Комментарий к ст 128 гк рф

Комментарий к статье 128 Гражданского кодекса РФ

Статья 128. Объекты гражданских прав

Комментарий к Ст. 128 ГК РФ:

1. В комментируемой статье под объектами гражданских прав понимается не что иное как материальные и духовные блага, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения.

Статья 128 содержит закрытый перечень таких благ, что вряд ли согласуется с объективной реальностью. Гражданские правоотношения возникают по поводу и некоторых иных объектов, которые только с большой долей условности можно подвести под блага, перечисленные в комментируемой статье. Поэтому правильнее считать, что ст. 128 указывает только на наиболее распространенные объекты гражданских прав. Такой подход в большей степени соответствует таким принципам гражданского права, как принципы дозволительной направленности гражданско-правового регулирования и свободы договора.

2. Среди объектов гражданских прав, перечисленных в ст. 128, особое место принадлежит вещам. Вещи суть материальные предметы внешнего по отношению к человеку окружающего мира. Ими являются как предметы материальной и духовной культуры, т.е. продукты человеческого труда, так и предметы, созданные самой природой и используемые людьми в своей жизнедеятельности, — земля, полезные ископаемые, растения и т.д.

Важнейший признак вещей, благодаря которому они и становятся объектами гражданских прав, заключается в их способности удовлетворять те или иные потребности людей. Предметы, не обладающие полезными качествами либо полезные качества которых еще не открыты, а также предметы, недоступные на данном этапе развития человеческой цивилизации (например, космические тела), объектами гражданских прав не выступают. Иными словами, режим вещей приобретают лишь материальные ценности, т.е. материальные блага, полезные свойства которых осознаны и освоены людьми.

3. Следует подчеркнуть, что юридическое понимание вещей не совпадает с обыденным представлением о них. С точки зрения закона вещами признаются не только традиционные предметы быта, средства производства и т.п., но и сложные материальные объекты (железные дороги, промышленные предприятия и т.п.), различные виды подвластной человеку энергии (тепловой, электрической, атомной и т.п.), жидкие и газообразные вещества (вода и газ в резервуарах, нефть в трубопроводе и т.п.). К особого рода вещам относятся также деньги, валютные ценности и ценные бумаги, которым посвящены ст. ст. 140 — 149 ГК (см. коммент. к ним).

4. Вещи являются разновидностью имущества. Необходимо иметь в виду, что понятию «имущество» в разных статьях ГК и иных законов придается неодинаковое значение. Иногда имущество сводится лишь к вещам (см., например, п. 2 ст. 15, п. 2 ст. 46 и др. ГК РФ); в других случаях данным понятием охватываются вещи, деньги и ценные бумаги (п. 1 ст. 302, п. 1 ст. 307 и др. ГК РФ); в ряде статей имуществом называются не только перечисленные выше объекты, но и имущественные права (ст. 18, п. 1 ст. 56 и др. ГК РФ); наконец, понятие «имущество» может включать также гражданско-правовые обязанности (п. 2 ст. 63, п. 1 ст. 1112 и др. ГК РФ). Это означает, что при применении соответствующих норм требуется всякий раз уяснить значение термина «имущество».

В комментируемой статье под иным имуществом, не относящимся к вещам, очевидно, понимаются имущественные права и обязанности, а также материальные блага, которые не отвечают признакам вещей. Например, гражданские права и обязанности могут возникать по поводу использования воздушных коридоров и других нетипичных объектов (подробнее см.: Лапач В.А. Система объектов гражданских прав. СПб., 2002).

5. Работы и услуги объединены в единую группу в связи с тем, что являются объектами обязательственных прав. При этом под работой следует понимать не трудовую деятельность как таковую, которая регулируется трудовым правом, а результат работы. Характерным признаком результата работы как особого объекта гражданских прав является то, что он может быть гарантированно достигнут любым лицом, обладающим необходимыми знаниями, навыками и квалификацией. Этим он отличается от результатов творческой деятельности (объектов интеллектуальной собственности), которым свойственны черты уникальности, новизны, неповторимости и т.п.

Другим квалифицирующим признаком рассматриваемого объекта гражданских прав является то, что результат работы должен быть выражен в овеществленной форме. Иными словами, этот результат должен обладать способностью отделения от действий лица, выполняющего работу, быть осязаемым и способным к передаче лицу, для которого выполнялась работа.

В отличие от работы под услугой понимаются такие действия субъектов, которые либо вообще не завершаются каким-либо определенным результатом, а заключают полезный эффект в самих себе, либо имеют результат, не воплощаемый в овеществленной форме. Примером услуг первого вида является деятельность развлекательного, просветительского, консультационного и иного аналогичного характера. Для подобного рода услуг характерно то, что с их помощью человеческие потребности удовлетворяются в процессе самой деятельности услугодателя. К услугам второго вида относятся медицинские, посреднические, аудиторские и т.п. Эти услуги имеют или могут иметь результат (излечение больного, выявление ошибок в бухгалтерской отчетности и т.д.), который, однако, не приобретает овеществленной формы.

6. Одним из объектов гражданских прав является интеллектуальная собственность. С 1 января 2008 г. данным термином в российском законодательстве обозначаются результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана. Иными словами, интеллектуальной собственностью в Российской Федерации признаются сами произведения науки, литературы и искусства, изобретения, фирменные наименования, товарные знаки и иные охраняемые правом результаты интеллектуальной деятельности.

Такое понимание интеллектуальной собственности расходится с традиционной для мировой практики трактовкой интеллектуальной собственности как совокупности прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации. Кроме того, оно противоречит п. VIII ст. 2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (ВОИС), от 14 июля 1967 г., в котором указывается, что интеллектуальная собственность включает права, относящиеся к литературным, художественным и научным произведениям, изобретениям, товарным знакам и иным объектам.

7. Под нематериальными благами как объектами гражданских прав понимаются не имеющие экономического содержания и неотделимые от личности их носителей блага и свободы, признанные и охраняемые законом. К их числу относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, личная и семейная тайна и другие нематериальные блага.

Нематериальные блага неотделимы от личности и, соответственно, не могут отчуждаться от своих носителей. В силу этого гражданское право не регулирует связанные с ними отношения, а лишь обеспечивает их защиту (п. 2 ст. 2 ГК РФ).

8. Вводным законом к части четвертой ГК из комментируемой статьи исключен такой объект гражданских прав, как информация. Поскольку никаких объяснений этому решению дано не было, можно предположить, что его инициаторы исходили из того, что информация как таковая самостоятельным объектом гражданских прав быть не может, так как всегда имеет режим какого-либо иного объекта, т.е. является результатом интеллектуальной деятельности, коммерческой тайной либо нематериальным благом. Если именно это обстоятельство стало побудительной причиной для исключения информации из перечня объектов гражданских прав, — а каких-либо иных разумных объяснений в голову не приходит, — то данное решение является ошибочным.

Действительно, любой и в особенности нематериальный объект может рассматриваться как определенная совокупность информации. Но это вовсе не означает, что сама информация сводится к этим объектам. Например, некоторые гражданско-правовые договоры регулируют отношения сторон по поводу информации, которая не является объектом исключительных прав, не имеет режима коммерческой тайны и не подпадает под сложившееся понятие нематериального блага. Таковы договоры о выполнении научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ, проведении маркетинговых исследований, проверке патентной чистоты объектов техники и т.п. Во многих гражданско-правовых обязательствах присутствуют так называемые информационные права и обязанности (например, право потребителя на информацию, право каждого участника договора простого товарищества знакомиться со всей документацией по ведению дел и т.п.).

Поэтому, несмотря на исключение информации из перечня объектов гражданских прав, содержащегося в комментируемой статье, она по-прежнему может выступать их самостоятельным объектом.

Информация как особый объект гражданских прав характеризуется следующими признаками. Прежде всего, информация является идеальным компонентом бытия, т.е. благом нематериальным, не сводимым к тем физическим объектам, которые выступают ее носителями (запись на бумаге, цифровая форма и т.п.). Далее, информация есть благо непотребляемое, которое подвергается лишь моральному, но не физическому старению. Важной особенностью информации является возможность ее практически неограниченного тиражирования, распространения и преобразования форм ее фиксации. Наконец, закон не закрепляет за кем-либо монополии на обладание и использование информации, за исключением той, которая является одновременно объектом интеллектуальной собственности.

Комментарий к ст 128 гк рф

Законодательные акты, которые могут
пригодиться при создании ТСЖ

Виды объектов гражданских прав

К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

1. В коммент. ст. под объектами гражданских прав понимается не что иное как материальные и духовные блага, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения.

Статья 128 содержит перечень таких благ, сформулированный исчерпывающе. Научная обоснованность данного перечня, равно как его полнота и точность использованных в нем терминов, могут быть поставлены под сомнение. Тем не менее пока он не изменен и не дополнен, любые новые конкретные блага, по поводу которых возникают гражданские права и обязанности, следует подводить под один из объектов, прямо названных в коммент. ст.

2. Среди объектов гражданских прав, перечисленных в ст. 128, особое место принадлежит вещам. Вещи — суть материальные предметы внешнего по отношению к человеку окружающего мира. Ими являются как предметы материальной и духовной культуры, т. е. продукты человеческого труда, так и предметы, созданные самой природой и используемые людьми в своей жизнедеятельности, — земля, полезные ископаемые, растения и т. д.

Важнейший признак вещей, благодаря которому они и становятся объектами гражданских прав, заключается в их способности удовлетворять те или иные потребности людей. Предметы, не обладающие полезными качествами либо полезные качества которых еще не открыты, а также предметы, недоступные на данном этапе развития человеческой цивилизации (например, космические тела), объектами гражданских прав не выступают. Иными словами, режим вещей приобретают лишь материальные ценности, т. е. материальные блага, полезные свойства которых осознаны и освоены людьми.

3. Следует подчеркнуть, что юридическое понимание вещей не совпадает с обыденным представлением о них. С точки зрения закона вещами признаются не только традиционные предметы быта, средства производства и т. п., но и живые существа (например, дикие и домашние животные), сложные материальные объекты (железные дороги, промышленные предприятия и т. п.), различные виды подвластной человеку энергии (тепловой, электрической, атомной и т. п.), жидкие и газообразные вещества (вода и газ в резервуарах, нефть в трубопроводе и т. п.). К особого рода вещам относятся также деньги, валютные ценности и ценные бумаги, которым посвящены ст. 140-149 ГК (см. коммент. к этим ст.).

4. Вещи являются разновидностью имущества. Необходимо иметь в виду, что понятию «имущество» в разных ст. ГК и иных законов придается неодинаковое значение. Иногда имущество сводится лишь к вещам (см., напр., п. 2 ст. 15, п. 2 ст. 46 ГК и др.); в других случаях данным понятием охватываются вещи, деньги и ценные бумаги (п. 1 ст. 302, п. 1 ст. 307 ГК и др.); в ряде статей имуществом называются не только перечисленные выше объекты, но и имущественные права (ст. 18, п. 1 ст. 56 ГК и др.); наконец, понятие «имущество» может включать также гражданско-правовые обязанности (п. 2 ст. 63, п. 1 ст. 1112 ГК и др.) Это означает, что при применении соответствующих норм требуется всякий раз уяснить значение термина «имущество».

В коммент. ст. под иным имуществом, не относящимся к вещам, очевидно, понимаются имущественные права и обязанности, а также материальные блага, которые не отвечают признакам вещей. Например, гражданские права и обязанности могут возникать по поводу использования воздушных коридоров и других нетипичных объектов (подр. см.: Лапач В. А. Система объектов гражданских прав. СПб., 2002).

5. Работы и услуги объединены в единую группу в связи с тем, что являются объектами обязательственных прав. При этом под работой следует понимать не трудовую деятельность как таковую, которая регулируется трудовым правом, а результат работы. Характерным признаком результата работы как особого объекта гражданских прав является то, что он может быть гарантированно достигнут любым лицом, обладающим необходимыми знаниями, навыками и квалификацией. Этим он отличается от результатов творческой деятельности (объектов интеллектуальной собственности), которым свойственны черты уникальности, новизны, неповторимости и т. п.

Другим квалифицирующим признаком рассматриваемого объекта гражданских прав является то, что результат работы должен быть выражен в овеществленной форме. Иными словами, этот результат должен обладать способностью отделения от действий лица, выполняющего работу, быть осязаемым и способным к передаче лицу, для которого выполнялась работа.

В отличие от работы под услугой понимаются такие действия субъектов, которые либо вообще не завершаются каким-либо определенным результатом, а заключают полезный эффект в самих себе, либо имеют результат, не воплощаемый в овеществленной форме. Примером услуг первого вида является деятельность развлекательного, просветительского, консультационного и иного аналогичного характера. Для подобного рода услуг характерно то, что с их помощью человеческие потребности удовлетворяются в процессе самой деятельности услугодателя. К услугам второго вида относятся медицинские, посреднические, аудиторские и т. п. Эти услуги имеют или могут иметь результат (излечение больного, выявление ошибок в бухгалтерской отчетности и т. д.), который, однако, не приобретает овеществленной формы.

6. Информация как особый объект гражданских прав характеризуется следующими признаками. Прежде всего, информация является идеальным компонентом бытия, т. е. благом нематериальным, не сводимым к тем физическим объектам, которые выступают ее носителями (запись на бумаге, цифровая форма и т. п.). Далее, информация есть благо непотребляемое, которое подвергается лишь моральному, но не физическому старению. Важной особенностью информации является возможность ее практически неограниченного тиражирования, распространения и преобразования форм ее фиксации. Наконец, закон не закрепляет за кем-либо монополии на обладание и использование информации, за исключением той, которая является одновременно объектом интеллектуальной собственности (ст. 138 ГК) или подпадает под понятие служебной и коммерческой тайны (ст. 139 ГК).

7. О результатах интеллектуальной деятельности, в том числе исключительных правах на них (интеллектуальная собственность), см. коммент. к ст. 138 ГК.

8. Под нематериальными благами как объектами гражданских прав понимаются не имеющие экономического содержания и неотделимые от личности их носителей блага и свободы, признанные и охраняемые законом. К их числу относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, личная и семейная тайна и другие нематериальные блага.

Нематериальные блага не отделимы от личности и, соответственно, не могут отчуждаться от своих носителей. В силу этого гражданское право не регулирует связанные с ними отношения, а лишь обеспечивает их защиту (п. 2 ст. 2 ГК).

Комментарий к ст 128 гк рф

  • Автострахование
  • Жилищные споры
  • Земельные споры
  • Административное право
  • Участие в долевом строительстве
  • Семейные споры
  • Гражданское право, ГК РФ
  • Защита прав потребителей
  • Трудовые споры, пенсии
  • Главная
  • Статья 1112 ГК РФ. Наследство. Комментарии

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 1112 ГК РФ. Наследство

В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности.

Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами.

Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ часть 3 в действующей редакции

Комментарии к статье 1112 ГК РФ, судебная практика применения

В пп. 14, 15, 83-94 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» содержатся следующие разъяснения:

Что входит в состав наследства?

В состав наследства входит принадлежавшее наследодателю на день открытия наследства имущество, в частности:

вещи, включая деньги и ценные бумаги (статья 128 ГК РФ);

имущественные права (в том числе права, вытекающие из договоров, заключенных наследодателем, если иное не предусмотрено законом или договором; исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности или на средства индивидуализации; права на получение присужденных наследодателю, но не полученных им денежных сумм);

имущественные обязанности, в том числе долги в пределах стоимости перешедшего к наследникам наследственного имущества (пункт 1 статьи 1175 ГК РФ) (см. п. 14 Постановления Пленума ВС РФ № 9).

Наследование интеллектуальных прав

Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности, созданный творческим трудом наследодателя, включается в состав наследства без подтверждения какими-либо документами, за исключением случаев, когда названное право признается и охраняется при условии государственной регистрации такого результата (например, в соответствии со статьей 1353 ГК РФ) ( см. подробнее п.п. 83-94 постановления Пленума ВС РФ N 9 ).

Что не входит в состав наследства?

Имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (статья 418, часть вторая статьи 1112 ГК РФ). В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел V Семейного кодекса Российской Федерации, права и обязанности, возникшие из договоров безвозмездного пользования (статья 701 ГК РФ), поручения (пункт 1 статьи 977 ГК РФ), комиссии (часть первая статьи 1002 ГК РФ), агентского договора (статья 1010 ГК РФ) (см. п. 15 постановления Пленума ВС N 9 ) .

В п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 N 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» содержатся следующие разъяснения:

В состав наследства входит фактически начисленные наследодателю, но не выплаченные суммы в счет возмещения вреда

Учитывая, что в силу части второй статьи 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, не входит в состав наследства, его наследники вправе обращаться с самостоятельными исками в суд либо вступать в процесс в порядке процессуального правопреемства (статья 44 ГПК РФ) лишь по требованиям о взыскании фактически начисленных потерпевшему в счет возмещения вреда, но не выплаченных ему при жизни сумм.

В случае предъявления наследниками иных требований, связанных с выплатами сумм в возмещение вреда, причиненного в связи с повреждением здоровья наследодателя (например, иска о перерасчете размера возмещения вреда в связи с повышением стоимости жизни), суд вправе отказать в принятии искового заявления (пункт 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ) или прекратить производство по делу (абзац седьмой статьи 220 ГПК РФ), поскольку часть вторая статьи 1112 ГК РФ с учетом положений статьи 1183 ГК РФ исключает возможность перехода к правопреемникам прав, связанных с личностью наследодателя.

В п. 10 «Обзора судебной практики Верховного Суда РФ N 1 (2017)», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 16.02.2017 года содержатся следующие разъяснения (извлечение):

Включение в наследственную массу жилого помещения, приватизировать которое наследодатель при жизни не успел

Включение жилого помещения в наследственную массу по требованию наследника допускается в том случае, когда гражданин (наследодатель), желавший приватизировать жилое помещение, подал заявление о приватизации и все необходимые для этого документы, не отозвал его, но умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность (до государственной регистрации права собственности).

Другие способы выражения наследодателем воли на приватизацию жилого помещения (выдача доверенностей на приватизацию, получение части документов для приватизации, устные заявления в разговорах с родственниками и знакомыми о необходимости и желании приватизировать жилое помещение и т.п.) без его обращения при жизни с соответствующим заявлением и необходимыми документами в уполномоченный орган правового значения не имеют и основанием для включения в наследственную массу после смерти наследодателя занимаемого им по договору социального найма жилого помещения являться не могут.

См. также п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 N 8 «О некоторых вопросах применения судами Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», где указано, что «если гражданин, подавший заявление о приватизации и необходимые для этого документы, умер до оформления договора на передачу жилого помещения в собственность или до государственной регистрации права собственности, то в случае возникновения спора по поводу включения этого жилого помещения или его части в наследственную массу необходимо иметь в виду, что указанное обстоятельство само по себе не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника, если наследодатель, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения, не отозвал свое заявление, поскольку по не зависящим от него причинам был лишен возможности соблюсти все правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано».

В методических рекомендациях нотариальных палат содержатся следующие разъяснения:

Организационные права участника ООО не наследуются, а переходят к наследникам только с переходом доли в уставном капитале

Поскольку личные неимущественные права в состав наследства не входят (ч. 3 ст. 1112 ГК РФ), то неимущественные (организационные) права участника (прежде всего, право участия в управлении делами общества) не наследуются, но могут переходить к его наследникам с переходом к ним имущественной составляющей доли в уставном капитале общества безусловно либо при условии согласия остальных участников общества, если получение такого согласия в соответствии с п. 8 ст. 21 ФЗ «Об ООО» предусмотрено уставом общества ( см. подробнее «Методические рекомендации «О наследовании долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью» (утв. на заседании Координационно-методического совета нотариальных палат ЮФО, С-К ФО, ЦФО РФ 28 — 29.05.2010)

Комментарий к ст 128 гк рф

Статья 128. Объекты гражданских прав
[Гражданский кодекс РФ] [Глава 6] [Статья 128]

К объектам гражданских прав относятся вещи, включая наличные деньги и документарные ценные бумаги, иное имущество, в том числе безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права; результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

1 комментарий к записи “Статья 128 ГК РФ. Объекты гражданских прав”

Статья 128. Объекты гражданских прав

Комментарий к статье 128

1. Объектами гражданских прав (гражданских правоотношений) являются явления (предметы) окружающего нас мира, на которые направлены субъективные гражданские права и обязанности . Иногда под объектами подразумевают те материальные и нематериальные блага, по поводу которых складываются гражданские правоотношения .
———————————
См.: Алексеев С.С. Общая теория права: Учебник. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби; Проспект, 2008. С. 392 — 400.
См.: Гражданское право / Под ред. С.С. Алексеева. М.: ТК Велби; Екатеринбург: Ин-т частного права, 2006. С. 88 (автор главы — С.С. Алексеев).

2. В результате изменений, внесенных в Гражданский кодекс РФ Федеральным законом от 2 июля 2013 г. N 142-ФЗ, внесены новеллы и в комментируемую статью. Изменения существенные. Так, ранее в число объектов включались вещи, в том числе деньги и ценные бумаги. При этом не делалось различий между наличными и безналичными денежными средствами, а также между документарными и бездокументарными ценными бумагами. В связи с этим, следуя букве закона, любые деньги (как наличные, так и безналичные) и любые ценные бумаги (как документарные, так и бездокументарные) признавались вещами. И, следовательно, они подчинялись одинаковым правовым режимам, если иное не устанавливалось законодательством. Ныне ситуация изменилась.
3. Все перечисленные в комментируемой статье объекты могут быть подразделены на две большие группы: 1) материальные блага; 2) нематериальные (духовные) блага .
———————————
См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 395 — 398.

К первой группе следует отнести вещи, иное имущество, результаты работ, оказание услуг, интеллектуальную собственность (за исключением права авторства).
Ко второй группе — нематериальные блага, такие как жизнь и здоровье, честь, достоинство личности и т.д.
4. К вещам традиционно относят предметы материального мира, которые могут быть в обладании человека и служить удовлетворению его потребностей. Вещами являются предметы одежды, транспортные средства, здания, сооружения и т.д. и т.п. Прямо не называя вещами животных, ГК РФ предусматривает, что к животным применяются общие правила об имуществе постольку, поскольку законом или иными правовыми актами не установлено иное (см. ст. 137 ГК и соответствующий комментарий). В связи с этим иногда вещи подразделяют на одушевленные и неодушевленные.
В комментируемой статье особо выделены такие вещи, как деньги и ценные бумаги. По-видимому, это сделано с учетом той роли, которую выполняют эти объекты гражданских прав (см. о них, соответственно, ст. 140 и ст. ст. 142 — 149 ГК РФ и комментарий к ним), с одной стороны, а с другой — чтобы установить особый правовой режим для бездокументарных ценных бумаг и безналичных денег (см. п. 6 настоящего комментария).
5. Вещи классифицируются по различным основаниям. Естественно, каждая классификация имеет правовое значение, т.е. применительно к отдельным видам вещей установлены различные правила.
В первую очередь следует отметить подразделение всех вещей на:
— полностью оборотоспособные;
— ограниченные в обороте;
— изъятые из оборота (см. ст. 129 ГК и комментарий к ней).
Чрезвычайно важное значение имеет классификация вещей на движимые и недвижимые (наиболее общие положения об этом см. ст. ст. 130 — 132 ГК и комментарий к ним).
Вещи бывают делимые и неделимые (ст. 133 ГК). Установлены особые правила о сложных вещах (ст. 134 ГК), главной вещи и принадлежности (ст. 135 ГК), плодах, продукции и доходах (ст. 136 ГК).
Бывают вещи индивидуально-определенные и определяемые родовыми признаками. Вещами, определяемыми родовыми признаками (еще их называют родовыми вещами), признают такие, которые индивидуализируются путем указания на их родовую принадлежность, качественное состояние и количественную меру (1 т нефти, 100 кг зерна и т.п.). Индивидуально-определенными считаются вещи, индивидуализация которых осуществляется путем выделения их из рода им подобных. Они физически отграничиваются от вещей того же рода и могут быть индивидуализированы путем фиксации наименования вещи и указания номера (например, часы «Полет» N…), а также другими способами. Индивидуально-определенными являются и уникальные (единственные в своем роде) вещи (например, картина Карла Брюллова «Последний день Помпеи»).
Правовое значение данного разделения вещей проявляется, в частности, в том, что предметом одного договора может быть только индивидуально-определенная вещь, а другого — лишь родовая. Так, по договору займа займодавец передает в собственность заемщика деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить займодавцу такую же сумму денег или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества (ст. 807 ГК). Индивидуально-определенные вещи не могут быть предметом договора займа.
Недвижимость — это всегда индивидуально-определенная вещь. Индивидуализация объекта недвижимости производится путем присвоения ему кадастрового номера. В договоре продажи недвижимости должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить недвижимое имущество, подлежащее передаче покупателю по договору, в том числе данные, определяющие расположение недвижимости на соответствующем земельном участке либо в составе другого недвижимого имущества (ст. 554 ГК).
6. Когда в рассматриваемой статье говорится об ином имуществе как объекте гражданских прав, то имеются в виду прежде всего безналичные денежные средства. Вообще деньги существуют в вещественной (телесной) форме — наличные деньги и в нематериализованном состоянии (в виде прав требования) — безналичные деньги.
Кроме того, к иному имуществу относятся бездокументарные ценные бумаги (см. ст. ст. 149 — 149.5 ГК и соответствующие комментарий к ним), а также имущественные права. Так, в установленном законом порядке один субъект может уступить другому принадлежащее ему право (требование) или принять на себя чью-либо обязанность (ст. ст. 382 — 392 ГК). Предметом договора дарения, кроме прочего, может быть имущественное право — требование к себе или к третьему лицу. По договору дарения даритель может освободить или обязаться освободить одаряемого от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом (ст. 572 ГК).
Положения о купле-продаже, содержащиеся в ст. ст. 454 — 491 ГК РФ, применяются к продаже имущественных прав, если иное не вытекает из содержания или характера этих прав (п. 4 ст. 454 ГК).
Очень важно отметить, что перечень иного имущества как возможного объекта гражданских прав, содержащийся в комментируемой статье, не исчерпывающий. Могут быть и другие виды иного имущества. В частности, к иному имуществу относится доля в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. Доля представляет собой совокупность принадлежащих участнику общества прав, а также возлагаемых на него обязанностей (имущественных и организационных). Утверждение, что у субъекта есть доля в уставном капитале, означает, что он имеет права и несет обязанности участника, т.е. имеет долю участия.
7. Самым распространенным договором, связанным с результатом выполнения работ, является договор подряда. Согласно ст. 702 ГК РФ по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его.
Оказание услуг похоже на выполнение работ. Но, во-первых, при оказании услуг деятельность обязанной стороны неотделима от результата этой деятельности. Так, при выполнении работ (например, изготовление вещи) заказчика обычно не интересует, как организована работа, его интересует результат. Иное дело при оказании услуг. Например, когда осуществляется деятельность по перемещению груза из пункта А в пункт Б, ее результат (груз оказался в пункте Б) неотделим от самой деятельности. Во-вторых, при оказании услуг нет овеществленного результата (новый предмет не появляется).
Общие правила о возмездном оказании услуг сосредоточены в гл. 39 ГК РФ (ст. ст. 779 — 783). В соответствии со ст. 779 Кодекса по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги. В данной статье предлагается неисчерпывающий перечень договоров по оказанию услуг: соответственно услуг связи, медицинских, ветеринарных, аудиторских, консультационных, информационных услуг, услуг по обучению, туристическому обслуживанию и др. Кроме того, в ГК РФ предусматриваются отдельные нормы о таких услугах, как перевозка (ст. ст. 784 — 800), транспортная экспедиция (ст. ст. 801 — 806), хранение (ст. ст. 886 — 926), поручение (ст. ст. 971 — 979) и др.
8. К охраняемым результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации ст. 1225 ГК РФ относит произведения науки, литературы и искусства; программы для электронных вычислительных машин (программы для ЭВМ); базы данных; исполнение; фонограммы; сообщение в эфир или по кабелю радио- или телепередач (вещание организаций эфирного или кабельного вещания); изобретения; полезные модели; промышленные образцы; селекционные достижения; топологии интегральных микросхем; секреты производства (ноу-хау); фирменные наименования; товарные знаки и знаки обслуживания; наименования мест происхождения товаров; коммерческие обозначения.
9. На основании п. 2 ст. 2 ГК РФ неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ (о нематериальных благах см. ст. ст. 150 — 152.1 и комментарий к ним).

Статья 128. Срок подачи судна

СТ 128 КТМ РФ

При перевозке груза по чартеру перевозчик обязан подать судно в обусловленный чартером срок. В случае неподачи судна в обусловленный срок фрахтователь вправе отказаться от договора морской перевозки груза и потребовать возмещения убытков.

Комментарий к Ст. 128 Кодекса торгового мореплавания РФ

§ 1. При перевозке груза по чартеру срок подачи судна в порт погрузки устанавливается соглашением сторон и фиксируется в договоре. Такой срок может быть установлен либо в виде твердой даты, называемой датой канцеллинга (п. 11 чартера «Совьетор», п. 7 чартера «Зернокон» и др.), либо в виде периода времени, продолжительность которого определяется двумя датами — начальной (лэйдэйс) и конечной (канцеллинг). Если судно не прибудет к дате канцеллинга в назначенный порт, фрахтователь вправе отказаться от договора. Такой отказ в соответствии с п. 3 ст. 450 ГК РФ допускается законом и производится в одностороннем порядке, т.е. без обращения в суд. В силу самого факта одностороннего отказа фрахтователя договор считается расторгнутым (п. 3 ст. 450 ГК РФ). В некоторых проформах чартеров содержится условие о том, что фрахтователь по получении сообщения о предполагаемом опоздании судна обязан уведомить перевозчика о своем намерении расторгнуть чартер. Если перевозчик не будет уведомлен о таком намерении, фрахтователь теряет право односторонне отказаться от договора.

§ 2. Неподача судна в обусловленный срок признается существенным нарушением договора и дает фрахтователю основания взыскать с фрахтовщика убытки, которые явились следствием нарушения договора, вызвавшего его расторжение (п. 5 ст. 453 ГК РФ). Размер этих убытков определяется по общим правилам гражданского законодательства (ст. 15 ГК РФ). Фрахтовщик подлежит освобождению от ответственности за убытки, если неподача судна к определенному сроку вызвана обстоятельствами, за действие которых он не отвечает. Доказывание отсутствия своей вины в неподаче судна в обусловленный срок лежит на фрахтовщике.

Государственное регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности: комментарий к ст. 1246 ГК РФ (Гаврилов Э.П.)

Дата размещения статьи: 07.12.2017

Я решил назвать свою статью так же, как озаглавлена в ГК РФ ст. 1246, хотя это название не представляется мне удачным. Ведь «интеллектуальная собственность» в соответствии со ст. 128 ГК РФ — один из видов объектов гражданских прав. Поэтому рассуждать о «государственном регулировании отношений в сфере интеллектуальной собственности» все равно что говорить о регулировании отношений, например, «в сфере вещей». Словом, над терминологией еще надо подумать. Не лучше ли оперировать понятием государственного регулирования отношений, касающихся интеллектуальной собственности или интеллектуальных прав?
Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (далее — РИД), которым посвящена часть четвертая ГК РФ, являются составной частью гражданских прав. Государственное регулирование в этой сфере осуществляется путем принятия нормативных правовых актов и ненормативных (административных) актов.
В соответствии со ст. 3 ГК РФ гражданские нормативные правовые акты состоят из ГК РФ, иных федеральных законов, указов Президента РФ, постановлений Правительства РФ, а также актов министерств и иных федеральных органов исполнительной власти. А ненормативные (административные) акты государственных органов, являющиеся основанием возникновения гражданских прав и обязанностей, указаны в подп. 2 п. 1 ст. 8 ГК РФ.
Таким образом, комментируемая статья основывается на ст. ст. 3 и 8 ГК РФ.
Перейду теперь к комментарию самого текста обсуждаемой статьи.
Часть четвертая ГК РФ, включающая эту статью, вступила в силу с 1 января 2008 года. В своей первоначальной редакции статья действовала до 1 октября 2014 года. Федеральным законом от 12.03.2014 N 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации» она изменена и изложена в новой редакции, которая вступила в силу с 1 октября 2014 года. Эта редакция действует и в настоящее время. Первоначальная редакция названной статьи комментировалась мною дважды: в 2007 году [1, с. 81 — 83] и в 2009 году [2, с. 143 — 145]. В обоих случаях мой комментарий начинался одинаково: «Нормы комментируемой статьи не несут никакой правовой нагрузки; они не имеют ни теоретического, ни практического значения».
Моя негативная оценка первоначальной редакции рассматриваемой статьи осталась неизменной. В связи с этим нет смысла комментировать статью в ее первоначальной редакции.
Хотя новая, ныне действующая редакция не устранила многих недочетов предыдущей редакции (о них я упомяну далее), новая редакция статьи придала ей важное правовое значение.
Текст новой редакции статьи состоит из шести пунктов, причем во всех содержатся нормы, относящиеся к государственному регулированию отношений, связанных с интеллектуальными правами, подзаконными актами — как нормативными, так и ненормативными.
Первые четыре пункта включают указания об особых органах исполнительной власти, которые имеют право осуществлять государственное регулирование. Устанавливается, что нормативные акты, касающиеся отношений, связанных с объектами авторских и смежных прав, имеет право принимать «уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере авторского права и смежных прав» (п. 1).
По отношениям, связанным с изобретениями, полезными моделями, промышленными образцами, программами для ЭВМ, базами данных, топологиями интегральных микросхем, товарными знаками и знаками обслуживания, а также наименованиями мест происхождения товаров, федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности, утверждает формы документов (заявок, заявлений, возражений, ходатайств и т.п.), являющихся основанием для осуществления юридически значимых действий по государственной регистрации перечисленных объектов, включая прием и экспертизу соответствующих заявок, по выдаче патентов и свидетельств, удостоверяющих исключительное право их обладателей на такие РИД и на такие средства индивидуализации, устанавливает правила составления и подачи указанных документов, правила и порядок их рассмотрения, включающие критерии принятия решений по названным документам. Кроме того, этот федеральный орган — в случаях, предусмотренных ГК РФ, — издает другие нормативные правовые акты (п. п. 2 и 3 ст. 1246).
Нормативно-правовое регулирование сферы селекционных достижений вправе осуществлять «уполномоченный федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере сельского хозяйства» (п. 4).
В отношении государственного регулирования интеллектуальных прав посредством принятия ненормативных актов в п. 3 комментируемой статьи указано: «Юридически значимые действия по государственной регистрации изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, программ для ЭВМ, баз данных, топологий интегральных микросхем, товарных знаков и знаков обслуживания, наименований мест происхождения товаров. а в случаях, предусмотренных законом, также иные действия, связанные с правовой охраной результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, осуществляет федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности».
В отношении же селекционных достижений государственное регулирование посредством принятия ненормативных актов осуществляет «федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям» (п. 4).
Наконец, в части правовой охраны и использования секретных изобретений право принимать ненормативные акты предоставлено «федеральным органам исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации» (второе предложение п. 3).
Хотя я не являюсь носителем государственной тайны, однако, боясь ненароком разгласить таковую, не буду далее обсуждать (и даже упоминать) норму, содержащуюся во втором предложении п. 3 ст. 1246 ГК РФ: она изложена вполне ясно и никаких комментариев не требует.
Итак, в п. п. 1 — 4 указано, что государственное регулирование отношений, касающихся интеллектуальных прав, могут осуществлять некоторые федеральные органы исполнительной власти. Что это за органы? Кто их определяет — «уполномочивает»? На данные вопросы ГК РФ ответов не содержит. Кто же может их дать?
В соответствии со ст. 3 ГК РФ ответы на поставленные вопросы могут быть даны либо законодателем — в другом федеральном законе, либо Президентом РФ — в указе или, по-видимому, в распоряжении. Может ли определить названные органы «Правительство РФ: ведь именно ему они подчиняются, по крайней мере те из них, которые осуществляют «нормативно-правовое регулирование»? Для ответа необходимо уяснить смысл п. п. 4 и 7 ст. 3 ГК РФ. В п. 4 установлено: «Правительство Российской Федерации вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права», на основании и во исполнение Кодекса, законов и указов Президента РФ.
А в п. 7 определено, что министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, «в случаях и в пределах», предусмотренных Кодексом, другими законами и иными правовыми актами.
Таким образом, Правительство РФ вправе регулировать гражданские отношения «на основании и во исполнение» законов и указов Президента РФ, а министерства и иные федеральные органы исполнительной власти — «в случаях и в пределах», предусмотренных правовыми актами. Есть ли какие-либо различия между двумя приведенными взятыми в кавычки выражениями, или это синонимы?
В доктрине находим ответ на вопрос.
Особенность постановлений Правительства РФ состоит в том, что они принимаются на основании и во исполнение ГК РФ, федеральных законов и указов Президента РФ, «т.е. только при наличии соответствующего указания, а не «сами по себе» [3, с. 32].
Следовательно, Правительство РФ, как и министерства (а также иные федеральные органы исполнительной власти), вправе принимать нормативные акты по гражданскому праву лишь тогда, когда они прямо уполномочены на это. Поскольку в ГК РФ указано, что определенные действия по государственному регулированию осуществляют некие федеральные органы исполнительной власти (часть из них названы «уполномоченными органами»), становится совершенно очевидным, что законодатель решил «действовать через голову» Правительства РФ. Правительству РФ не поручено установить порядок принятия нормативных правовых актов и осуществления юридически значимых действий по вопросам, касающимся охраны интеллектуальной собственности, не указано, что органы, упомянутые в п. п. 1 — 4 ст. 1246 ГК РФ, определяются Правительством РФ.
Исходя из действующих норм ГК РФ, Правительство РФ не вправе решать, какой именно федеральный орган исполнительной власти должен выполнять функции, перечисленные в п. п. 1 — 4 ст. 1246 ГК РФ.
Следует отметить, что ни на 1 января 2008 года (дата вступления в силу статьи ГК РФ в первоначальной редакции), ни на 1 октября 2014 года (дата вступления в силу той же статьи в ныне действующей редакции) фактически не существовало федеральных органов исполнительной власти, носящих названия, упоминаемые в п. п. 1 — 4 ст. 1246 ГК РФ.
Вопрос о том, что было бы, если бы такие федеральные органы исполнительной власти в названные даты существовали, практического значения не имеет и потому здесь не рассматривается. В этих условиях указание о том, какой именно федеральный орган исполнительной власти выполняет функции, приведенные в п. п. 1 — 4 ст. 1246, вправе давать, если исходить из положений п. п. 2 и 3 ст. 3 ГК РФ, только законодатель (в Кодексе или в ином законе) либо Президент РФ (в указе или распоряжении). Если компетентные органы не обозначены, любые нормативные и ненормативные акты (юридически значимые действия) федеральных органов исполнительной власти являются нелегитимными. Указания могут быть выражены либо путем включения в текст ст. 1246 ГК РФ перед названием каждого такого федерального органа словосочетания «уполномоченного Правительством Российской Федерации», либо общей нормы: «Поручить Правительству Российской Федерации определить, какие органы выполняют функции федеральных органов исполнительной власти, указанных в пунктах 1 — 4 ст. 1246 настоящего Кодекса». Полагаю, что ликвидация приведенного пробела в законодательстве является совершенно необходимой.
Вернемся, однако, на грешную землю.
Правительство РФ самостоятельно определяет, какие именно органы должны выполнять функции федеральных органов исполнительной власти, упоминаемых в п. п. 1 — 4 ст. 1246 ГК РФ. Время от времени эти функции возлагаются на иные органы, что отражается в научных комментариях к ст. 1246 ГК РФ.
В одном из них отмечается: «в настоящее время. органом. осуществляющим нормативно-правовое регулирование в сфере авторского права и смежных прав. является Министерство культуры РФ» [4, с. 97]. Из того же источника мы узнаем: «. таким уполномоченным органом [указанным в п. 2 ст. 1246 ГК РФ] является Министерство образования и науки РФ (Минобрнауки России)», но некоторое время тому назад эта функция была закреплена за Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатентом) [4, с. 98].
Поскольку данный комментарий имеет «учебно-практический» характер, его читателя, преследующего практические цели, не могут удовлетворить выражения типа «в настоящее время». Кроме того, такому читателю надо было сообщить, когда именно упомянутая функция была передана от Роспатента к Минобрнауки России.
В этом отношении более удачным, более близким к практике представляется другой комментарий [5, с. 123 — 128], где точно указано, когда, каким постановлением Правительство РФ определило, какой именно орган исполнительной власти должен считаться уполномоченным органом, упоминаемым в п. п. 1 — 4 ст. 1246 ГК РФ.
В п. п. 1 — 4 ст. 1246 ГК РФ компетенция федеральных органов исполнительной власти установлена двумя способами: либо прямо и непосредственно, либо путем предварительной формулы (вводных слов) «в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом. «. Именно эта формула предваряет текст п. 1, а также относится к части правомочий, закрепляемых п. п. 2 и 3 ст. 1246 за некоторыми федеральными органами исполнительной власти.
По моему мнению, нормы, следующие за формулой «в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом. «, не имеют никакого правового смысла, ибо они вытекают из ст. 3 ГК РФ и, следовательно, избыточны. Отсылочные нормы, содержащиеся в п. п. 1 — 4 ст. 1246, иногда противоречат друг другу, а в некоторых случаях находятся в противоречии с другими положениями части четвертой ГК РФ. Так, в п. 1 ст. 1246 предусмотрено, что отношения в сфере интеллектуальной собственности, связанные с объектами авторских и смежных прав, регулируются федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим нормативно-правовое регулирование в сфере авторского права и смежных прав. При этом к объектам авторских прав отнесены, в частности, программы для ЭВМ (п. 1 ст. 1259 ГК РФ) и базы данных (п. 2 ст. 1260 ГК РФ). А в п. 2 ст. 1246 ГК РФ указано на то, что нормативные правовые акты, регламентирующие отношения, касающиеся программ для ЭВМ и баз данных, издает другой орган — федеральный орган, осуществляющий нормативно-правовое регулирование в сфере интеллектуальной собственности. Сравнение этих двух норм позволяет прийти к выводу о том, что компетенция названных двух федеральных органов исполнительной власти частично совпадает. Такого в законе быть не должно!
Завершая рассмотрение положений, содержащихся в п. п. 1 — 4 ст. 1246, хочу отметить, что упомянутые здесь федеральные органы исполнительной власти вовсе не обязательно должны быть единственными. Например, в п. 4 назван «федеральный орган исполнительной власти по селекционным достижениям» как некий единый орган. Между тем селекционные достижения делятся на два вида: 1) сорта растений и 2) породы животных. Полагаю, что норма закона будет соблюдена и в том случае, когда один федеральный орган исполнительной власти будет осуществлять юридически значимые действия по государственной регистрации сортов растений, а другой — по породам животных (см. также [1, с. 77 — 78]).
В п. п. 5 и 6 ст. 1246 ГК РФ приведены три случая предоставления Правительству РФ права устанавливать размеры вознаграждения, относящегося к некоторым РИД.
Текст п. 5 ст. 1246 ГК РФ состоит из двух предложений. Первое предоставляет Правительству РФ право устанавливать ставки, порядок и сроки выплаты вознаграждения за служебное изобретение, служебную полезную модель, служебный промышленный образец (далее — служебные изобретения). Второе серьезно ограничивает сферу действия этого правомочия: данные ставки, порядок и сроки применяются в случае, если работодатель и работник не заключили договор, устанавливающий (иные. — Э.Г.) размер, условия и порядок выплаты вознаграждения за служебные изобретения. Правительство РФ реализовало названное право, приняв Постановление от 04.06.2014 N 512 «Об утверждении Правил выплаты вознаграждения за служебные изобретения, служебные полезные модели, служебные промышленные образцы» (далее — Правила). Эти Правила комментировались в печати. Некоторые комментарии критические [6]; другие — восторженные [7]. Объектом комментариев было и содержание нормы п. 5 ст. 1246 [5, с. 126 — 128].
Поскольку и само право, предоставленное Правительству РФ п. 5, и Правила имеют довольно узкую сферу применения (они действуют только в тех случаях, когда между работодателем и работником отсутствует добровольное соглашение о выплате вознаграждения на иных условиях, то есть либо между ними возник конфликт, либо работник уже уволен или уволился), полагаю, что нет необходимости дополнительно комментировать п. 5 ст. 1246 ГК РФ.
Норма, содержащаяся в абз. 1 п. 6 ст. 1246 ГК РФ, гласит, что Правительству РФ предоставлено право устанавливать минимальные ставки, порядок сбора, распределения и выплаты вознаграждения за отдельные виды использования произведений, исполнений и фонограмм в случаях, если в соответствии с законом использование таких РИД осуществляется с согласия правообладателей и с выплатой им вознаграждения.
Хочу сразу же предупредить читателей журнала, которые, вероятно, попытаются самостоятельно вникнуть в смысл процитированной нормы: ни в коем случае не пытайтесь этого делать: такие попытки могут повлечь серьезные поражения мозговых оболочек! Приведенная норма — ярчайшее подтверждение известного выражения: «Умом Россию не понять!».
Действительно, произведения, исполнения, фонограммы используются с согласия правообладателей в тех случаях, когда на них существуют исключительные права. Реализуя исключительные права, правообладатели заключают договоры о распоряжении этими правами, в рамках которых решаются и вопросы, касающиеся вознаграждения. Если правообладатель обладает исключительным правом, размер вознаграждения определяется в договоре по свободному усмотрению сторон и никакого вмешательства законодателя не требуется. Более того, правообладатель может предоставить договорному партнеру право на использование произведения, исполнения и фонограммы и безвозмездно (бесплатно). Откуда же появились «отдельные виды использования» указанных РИД, когда согласие правообладателя на использование надо спрашивать (а это означает, что исключительное право существует и действует), но тем не менее приходится законодательно устанавливать минимальные ставки вознаграждения?
Это какая-то загадка, или, как говорил Аркадий Райкин, «рекбус»!
Ответ на вопрос содержится в ст. ст. 1242 — 1244 ГК РФ, которые регулируют сферу «коллективного управления авторскими и смежными правами». Как указано в п. 1 ст. 1242, система коллективного управления авторскими и смежными правами применяется в случаях, когда осуществление авторских, исполнительских и фонограммных прав в индивидуальном порядке «затруднено».
А в ст. 1244 ГК РФ речь идет о коллективном управлении авторскими и смежными правами организациями, получившими государственную аккредитацию. В этих случаях осуществление прав в индивидуальном порядке не просто «затруднено», а явно нецелесообразно, а по сути, невозможно. В связи с этим законодатель фактически установил, что при коллективном управлении авторскими и смежными правами, осуществляемом организациями, получившими государственную аккредитацию, принадлежащие правообладателям исключительные права заменяются правом на получение вознаграждения за использование объектов авторских и смежных прав.
Вместе с тем правообладатель может отказаться от права на получение вознаграждения путем подачи уведомления организации, получившей государственную аккредитацию. Тогда он станет обладателем исключительного права, которое будет пытаться реализовывать самостоятельно.
Из изложенного можно понять, что данная правовая конструкция очень «изящна»: с одной стороны, исключительное право вроде бы существует, с другой — оно заменяется правом на получение справедливого вознаграждения. Кроме того, особенность конструкции состоит в ее завуалированности: выражена она не прямо, а описана в «полутонах».
Таким образом, законодатель вправе устанавливать ставки авторского вознаграждения лишь тогда, когда правообладатель не пользуется исключительным правом на объект авторских или смежных прав и объект может использоваться без согласия правообладателя. Следовательно, фигурирующее в абз. 1 п. 6 ст. 1246 ГК РФ указание на то, что Правительство РФ вправе устанавливать минимальные ставки вознаграждения, «если использование. осуществляется с согласия правообладателя», является ошибочным. Стоящие в кавычках слова должны быть исключены из названной нормы. Вместо этого целесообразно указать на ее связь с коллективным управлением авторскими и смежными правами. Предлагаю изложить данную норму в следующей редакции: «Правительство Российской Федерации вправе устанавливать минимальные ставки, порядок сбора, распределения и выплаты вознаграждения, выплачиваемого организациями по управлению правами на коллективной основе (статьи 1242 — 1244 настоящего Кодекса)».
Приведенная редакция будет охватывать и норму, ныне содержащуюся в абз. 2 п. 6 ст. 1246 ГК РФ.
Изложенное толкование и объяснение нормы высказывалось мною и ранее [8; 9]. «А в ответ — тишина» (кажется, это слова из известной песни В. Высоцкого). Может быть, отсутствие откликов на мою позицию объясняется тем, что научно-практические работники соответствующие журналы не читают? В связи с этим отмечу, что данные статьи (после того, как авторские права на них возвратились ко мне) с моего согласия были обнародованы в СПС «КонсультантПлюс» и «Гарант», а также в недавно вышедшем в свет сборнике моих статей [10, с. 639, 651].

Библиографический список

1. Комментарий к ГК РФ (постатейный). Часть четвертая / Э.П. Гаврилов, О.А. Городов, С.П. Гришаев [и др.]. М.: ТК Велби; Проспект, 2007.
2. Комментарий к части четвертой ГК РФ (постатейный) / Э.П. Гаврилов, В.И. Еременко. М.: Экзамен, 2009.
3. Комментарий к ГК РФ. Часть первая: Учеб.-практ. комментарий / Е.Н. Абрамова, Н.Н. Аверченко, Ю.В. Байгушев [и др.]; под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2010 (автор текста — В.В. Ровный).
4. Комментарий к ГК РФ. Часть четвертая: Учебно-практический комментарий / Под ред. А.П. Сергеева. М.: Проспект, 2016 (автор текста — А.П. Сергеев).
5. ГК РФ: Авторское право. Права, смежные с авторскими: Постатейный комментарий к главам 69 — 71 / Под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2014 (автор текста — О.А. Рузакова).
6. Гаврилов Э.П. Право на вознаграждение за служебные объекты патентного права // Патенты и лицензии. 2014. N 10.
7. Леонтьев Б.Б. Новации Гражданского кодекса РФ в отношении авторских вознаграждений // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. 2015. N 2.
8. Гаврилов Э. Публичное исполнение охраняемых правом произведений «малых форм» // Хозяйство и право. 2012. N 9.
9. Гаврилов Э.П. Из арбитражной практики по интеллектуальным правам // Патенты и лицензии. Интеллектуальные права. 2013. N 10.
10. Гаврилов Э.П. Право интеллектуальной собственности. Авторское право и смежные права. XXI век. М.: Юрсервитум, 2016.

Это интересно:

  • Когда лишают водительских прав права тракториста лишение водительских прав. И трактористских? Вот и непонятно - это 2 разных документа, если лишают ВУ, то его изымают, почему тогда трактористские права не изымают. Тракторы-бульдозеры, с одной стороны не являются ТС, т.к., не […]
  • Исковая давность по ккм Каков срок давности привлечения к административной ответственности за неприменение ККМ? Срок давности привлечения к административной ответственности за неприменение ККТ увеличен до года с 15.07.2016. Цитата: "Кодекс Российской […]
  • Статья 128 тк рф отпуск без сохранения заработной платы комментарий Трудовой кодекс РФ c комментариями Комментарий к статье 128 § 1. Статья 128 ТК делит отпуска без сохранения заработной платы на две группы: - одна из них предоставляет работнику возможность получения такого отпуска (см. ч. 1 данной […]
  • Ст 194 кас рф Статья 194. Основания для прекращения производства по административному делу 1. Если иное не установлено настоящим Кодексом, суд прекращает производство по административному делу в случае: 1) если административное дело не подлежит […]
  • Как узнать когда можно забирать права после лишения Получение водительских прав после лишения - правила возврата водительского удостоверения в отделении ГИБДД 10 дней с момента вынесения решения. В местное отделение ГИБДД в течение 3 дней. Да, его необходимо сдать, иначе срок лишения не […]
  • Отказ от показаний в налоговой Правомерность отказа свидетеля от дачи показаний (Решение ФНС РФ от 12.04.2017 N СА-4-9/6950@) Налоговый орган провел допрос бывшего акционера компании по ст. 90 НК РФ, в рамках проводимых мероприятий налогового контроля этой компании. […]
  • Промили на лишение прав Измерение содержания алкоголя у водителей — закон о промилле с 3 июля 2018 года 3 апреля 2018 года опубликован закон № 62-ФЗ «О внесении изменения в статью 12.8 КоАП РФ» в части уточнения порядка установления факта употребления вызывающих […]
  • 1 июля закон в нетрезвом виде Новости Транспорт В России вступили в силу поправки в закон о вождении в нетрезвом виде Со 2 июля в России доказательством опьянения водителя послужит не только анализ выдыхаемого воздуха, но и содержание алкоголя в крови. Поправки в […]