Приговор по ст 105 ч 2 ук рф

Оправдательный приговор по делу об убийстве (ч.2 ст.105 УК РФ) постановленный на основании вердикта суда присяжных оставлен в силе Верховным судом РФ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 31 марта 2010 г. N 58-О10-23СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего — Червоткина А.С.

судей — Боровикова В.П., Фетисова С.М.

при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании от 31 марта 2010 года кассационное представление государственного обвинителя Таранец Е.А. на приговор Хабаровского краевого суда от 29 декабря 2009 года, которым

оправдан по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей ввиду непричастности к преступлению.

Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения адвоката Кротовой С.В., просившей оставить приговор без изменения, выступление прокурора Кузнецова С.В., поддержавшего доводы кассационного представления, полагавшего отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, Судебная коллегия

органами предварительного следствия ФИО обвиняется в том, что он вместе с другим лицом убил П.

Это произошло в период времени с 1 марта по 2 апреля 2005 года в квартире N , расположенной в доме N по ул. в г. в ходе ссоры.

В ходе происшедшего ФИО нанес ногами не менее двух ударов в область живота и не менее одного удара лопатой в область лица потерпевшего.

В это время другое лицо нанесло кочергой не менее одного удара в область головы и не менее двух ударов ногами в область живота потерпевшего П.

В результате указанных действий потерпевшему была причинена закрытая (открытая) тяжелая черепно-мозговая травма с тяжелыми ушибами (кровоизлияниями) головного мозга, с кровоизлияниями над и под твердую мозговую оболочку и под мягкие мозговые оболочки, со сдавлением головного мозга, кровоизлиянием в желудочки головного мозга, перелом костей лицевого черепа, отчего наступила смерть потерпевшего.

В кассационном представлении и дополнениях к нему государственный обвинитель Таранец Е.А. ставит вопрос об отмене оправдательного приговора в отношении ФИО и о направлении дела на новое судебное разбирательство, ссылаясь в обоснование своей просьбы на то, что при отсутствии единодушного решения по поставленным на разрешение присяжных заседателей вопросам последние находились в совещательной комнате менее 3 часов (туда они ушли 28 декабря 2009 года в 17 часов 16 минут и возвратились из нее в тот же день в 20 часов 10 минут), что противоречит положениям ст. 343 УПК РФ.

По мнению автора кассационного представления, в нарушение ст. ст. 292 и 336 УПК РФ в присутствии присяжных заседателей адвокат незаконно озвучил информацию, которая не находится в компетенции присяжных заседателей (он говорил о наличии лишь одного обстоятельства, свидетельствующего об убийстве, а все остальные доказательства, в том числе заключение судмедэксперта, носят предположительный характер, заявил, что доказательства стороны обвинения построены на домыслах, слухах, предположениях, то есть являются недостоверными и, соответственно, недопустимыми, защитник утверждал, что Т. нанес 2-3 удара кочергой, сделав при этом необоснованный вывод о том, что удары были очень сильными, однако данный вопрос — сила удара — не исследовался (111 лист протокола судебного заседания), он заявлял, что кочерга — это металлический предмет, просил при этом присяжных заседателей, чтобы они оценили поражающую способность ударов кочергой по голове и штыковой лопатой по лицу плашмя, хотя эти предметы не исследовались (112 лист протокола судебного заседания), адвокат приводил рассуждения о месте удара (темечко), в какую точку соприкосновения пришлась вся сила удара (хотя адвокат — не специалист), он же рассказал присяжным заседателям анатомические особенности строения человека (самой толстой и крепкой частью является лобная кость), что следует учитывать при вынесении решения).

Указав на то, что председательствующий по поводу изложенных выше суждений адвоката в прениях не делал никаких замечаний, государственный обвинитель полагает, что действия защитника повлияли на решение присяжных заседателей.

В кассационном представлении речь идет о том, что в прениях адвокат говорил о возможности совершения преступления иными лицами, он же раскрыл присяжным заседателям нормы УПК РФ (что входит в предмет доказывания), сообщил, что предварительное следствие по делу началось через год после самих событий.

В кассационном представлении также обращено внимание на то, что в ходе прений председательствующий сделал адвокату 5 замечаний о недопустимости высказывания в присутствии присяжных заседателей о необходимости доказывания стороной обвинения умысла, ссылок на судебную практику и т.д. . (по тексту представления), однако адвокат продолжал говорить о необходимости установления стороной обвинения умысла.

Кроме того, государственный обвинитель Таранец Е.А. считает, что присяжный заседатель Т. не могла участвовать в судебном заседании, так как с 1980 по 1996 г.г. она работала в детском саду N , где с 1989 по 1993 г.г. работала мать оправданного: они же проживали в соседних домах.

Вместе с тем данный присяжный заседатель скрыл эту информацию, в связи с чем сторона обвинения была лишена права на мотивированный и немотивированный отвод.

В заявлении (без указания даты) потерпевшая С. поддержала доводы государственного обвинителя.

В возражениях на кассационное представление оправданный Чернышев А.В. и адвокат Ан И.П., не соглашаясь с его доводами, приводят свои суждения относительно законности приговора.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления (с учетом заявления потерпевшей), а также возражений на него, Судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения.

Согласно ч. 2 ст. 385 УПК РФ «Оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора. лишь при наличии таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые. повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них».

Таких нарушений закона в кассационном представлении не приведено.

Доводы государственного обвинителя не имеют под собой фактических и правовых оснований.

Положения ст. 343 УПК РФ соблюдены.

В кассационном представлении его автор приводит произвольные суждения, опровергающиеся материалами уголовного дела.

Согласно протоколу судебного заседания (т. 3 л.д. 244 — 246) коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату для постановления вердикта 28 декабря 2009 года в 17 часов 16 минут, откуда она вышла в тот же день в 20 часов 10 минут.

Председательствующий, ознакомившись с вердиктом, предложил коллегии присяжных заседателей вернуться в совещательную комнату ввиду отсутствия единодушного решения по поставленным вопросам.

В совещательную комнату они возвратились (все происходило в один и тот же день) в 20 часов 15 минут, откуда они вышли в зал суда в 20 часов 40 минут.

В связи с неясностью вердикта председательствующий вновь возвратил их в совещательную комнату, куда они ушли в 21 час, а вернулись оттуда в 21 час 5 минут, после чего был провозглашен вердикт.

Таким образом, коллегия присяжных заседателей находилась в совещательной комнате в общей сложности 3 часа 24 минуты.

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.

Как следует из протокола судебного заседания (т. 3 л.д. 130 — 142), в коллегию присяжных заседателей вошла Т.

Оснований для ее безусловного высвобождения из процесса не установлено. О наличии таких оснований председательствующий опрашивал кандидатов в присяжные заседатели (с учетом положений ст. 3 Федерального закона «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» N 113-ФЗ).

После удовлетворения ряда самоотводов председательствующий предоставил сторонам возможность, как того требуют положения ч. 8 ст. 328 УПК РФ, задать каждому из оставшихся кандидатов в присяжные заседатели вопросы, которые, по их мнению, связаны с выяснением обстоятельств, препятствующих участию лица в качестве присяжного заседателя в рассмотрении данного уголовного дела.

Государственный обвинитель спросил у оставшихся кандидатов в присяжные заседатели, кто из них или их близких родственников был свидетелем, потерпевшим, обвиняемым по уголовному делу, либо иным образом привлекался к производству по делу, верно ли следующее утверждение — «нет тела, нет дела», кто согласен с этим утверждением, можно ли сделать однозначный вывод о невиновности человека при отсутствии орудия преступления.

Иных вопросов, в том числе, кто с кем знаком и проживает в соседних домах, от стороны обвинения не поступило.

Поэтому нельзя говорить о том, что Т. скрыла от участников процесса какую-либо информацию. В связи с этим невозможно согласиться с утверждением автора кассационного представления о лишении государственного обвинителя права заявить мотивированный либо немотивированный отвод Т.

Таких отводов не заявлено.

Остальные суждения (они изложены выше) автора кассационного представления относительно незаконности действий защитника оправданного в ходе судебных прений также не основаны на законе.

В ходе прений сторон соблюдены положения ст. ст. 292 и 336 УПК РФ.

Приведенные в кассационном представлении фразы, озвученные из уст адвоката при произнесении своей речи в прениях, не свидетельствуют о незаконности действий защитника.

Исходя из принципа состязательности и равноправия сторон в процессе, о чем говорится в ст. 15 УПК РФ, адвокат выполнял свойственную для него функцию, предусмотренную положениями ст. ст. 49 и 53 УПК РФ.

Он использовал законные способы защиты.

В своей речи защитник оценивал (в пределах предъявленного обвинения и в рамках требований ст. ст. 299 ч. 1 п. п. 1, 2 и 4 и 334 ч. 1 УПК РФ) исследованные с участием присяжных заседателей доказательства, высказывая при этом свои выводы о непричастности его подзащитного к содеянному, недоказанности умысла на убийство: он не затрагивал вопрос о допустимости доказательств.

Автор кассационного представления произвольно пытается действия защитника представить как незаконные. При этом он (государственный обвинитель) исходит из собственных умозаключений, не основанных на нормах уголовно-процессуального закона.

Оправдательный приговор соответствует ст. 297 УПК РФ и является законным, обоснованным и мотивированным.

Оснований для его отмены не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

приговор Хабаровского краевого суда от 29 декабря 2009 года в отношении ФИО оставить без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения.

Приговор по ст 105 ч 2 ук рф

Деятельность суда

Приемная суда

Документ от 13.10.2011, опубликован на сайте 20.10.2011 под номером 28665, Президиум уголовный, УК РФ: ст. 105 ч.1, КАССАЦИОННОЕ определение

УЛЬЯНОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

*** Дело № 22 –4221/2011 г.

К А С С А Ц И О Н Н О Е О П Р Е Д Е Л Е Н И Е

г. Ульяновск 02 ноября 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Ульяновского областного суда в составе:

председательствующего Рузавиной Т.А.,

судей Кабанова В.А. и Геруса М.П.,

при секретаре Гайнулине Р.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании от 02 ноября 2011 года кассационную жалобу адвоката Акимова А.Н. в интересах осужденного Мелихова А.Н. на приговор Новоспасского районного суда Ульяновской области от 31 июля 2008 года, которым

МЕЛИХОВ А*** Н***, *** судимый:

22.04.2005г. по ст.ст.30 ч.3, 33 ч.1, 228.1 ч.1 УК РФ к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освободившийся 18.07.2007г. условно-досрочно на 2 года 12 дней,

осужден по ст. 105 ч.1 УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы.

На основании статей 70 и 79 ч.7 п. «в» УК РФ, по совокупности приговоров, окончательно Мелихову А.Н. назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения до вступления приговора в законную силу была оставлена без изменения — заключение под стражу.

Срок отбытия наказания постановлено исчислять с 01 апреля 2008 года.

Постановлено взыскать с Мелихова А.Н. в пользу Д*** А.Н. в счет возмещения морального вреда 100 000 рублей.

Приговором решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Кабанова В.А., выступления адвоката Антоновой А.Н., прокурора Лобачевой А.В., судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

В кассационной жалобе адвокат Акимов А.Н. считает приговор суда незаконным и необоснованным, поскольку выводы, изложенные в нем, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на предположениях, в основу приговора положены недопустимые доказательства и следствие проведено с обвинительным уклоном. Указывает, что обвинение построено на показаниях свидетелей, которые не видели обстоятельств совершения преступления и на сомнительных доказательствах. При этом сам осужденный давал последовательные показания о том, что ножевое ранение потерпевшему причинил по неосторожности, споткнувшись об него, и упав, при этом нож воткнулся в спину Д*** А.Н. Суд не дал надлежащей оценки этим показаниям, и полностью повторил предъявленное обвинение, не вникая в его суть. Показаниям свидетелей Ф*** Л.П. и О*** М.Ю., давшим правдивые показания только в судебном заседании, и указавшим об оказании на них давления на предварительном следствии, суд не дал надлежащей оценки. Считает, что заключения экспертов №.№. 339 и 442 не являются доказательствами вины осужденного. Судом при назначении наказания необоснованно не учитывалась его явка с повинной, хотя осужденный добровольно пришел на место преступления и рассказал о случившемся. Просит приговор суда изменить и переквалифицировать действия Мелихова А.Н. на ст. 109 ч.1 УК РФ

Кассационное представление государственного обвинителя отозвано в соответствии с частью 3 статьи 359 УПК РФ.

В судебном заседании:

— адвокат Антонова А.Н. поддержала доводы жалобы в полном объеме;

прокурор Лобачева А.В. обосновала их несостоятельность и просила приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав мнения вышеуказанных лиц, судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит изменению.

Приговором суда Мелихов А.Н. признан виновным в совершении убийства, то есть в умышленном причинении смерти Д*** А.Н.

Преступление им было совершено 31 марта 2008 года в с. *** Новоспасского района Ульяновской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

Вопреки доводам кассационной жалобы, вывод суда о виновности Мелихова А.Н. в убийстве Д*** А.Н. соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела.

При этом обстоятельства совершенного преступления судом установлены правильно, доводы, приведенные Мелиховым А.Н. о причинения ножевого ранения потерпевшему по неосторожности, были надлежащим образом проверены судом первой инстанции и обоснованно отвергнуты, как противоречащие материалам дела.

Так, виновность осужденного в совершенном преступлении подтверждена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и полно изложенных в приговоре суда, в том числе показаниями потерпевшей Д*** А.Н., свидетелей О*** М.Ю., Ф*** Л.П. и др., протоколом осмотра места происшествия, выводами судебно-медицинских экспертиз и другими доказательствами.

Из показаний свидетелей О*** М.Ю. и Ф*** Л.П., признанных судом правдивыми, следует, что 31 марта 2008 года около 22 часов они в доме О*** М.Ю. распивали спиртные напитки совместно с Д*** А.Н. Когда проснулся Мелихов А.Н., то начал кричать на них и угрожать убийством Д*** А.Н., после чего ударил последнего кулаком по лицу. Испугавшись, Д*** А.Н. выбежал из дома, а осужденный с криком «Я сейчас убью тебя» выбежал следом за ним с ножом в руке. После того, как Мелихов А.Н. вернулся, заявил, что потерпевшего не догнал и всё будет хорошо.

Вопреки доводам жалобы, оснований ставить под сомнение правдивость данных показаний у суда первой инстанции не имелось, поскольку не установлена заинтересованность свидетелей в исходе дела, а кроме того, они полностью согласуются с другими доказательствами по делу. При этом суд привел убедительные мотивы, по которым он отверг их показания в судебном заседании, направленные на смягчение действий осужденного.

Согласно заключениям судебно — медицинских экспертиз, причиной смерти Д*** А.Н. явилось колото — резаное проникающее слепое ранение задней поверхности грудной клетки со сквозным повреждением нижней доли левого лёгкого, перикарда, правого желудочка сердца, осложнившееся острой массивной кровопотерей и развитием геморрагического шока. Данное ранение причинено прижизненно, незадолго до наступления смерти, с достаточной силой от воздействия колюще — режущего предмета типа плоского односторонне острого клинка ножа, причинило тяжкий вред здоровью, по признаку опасности для жизни в момент причинения.

При этом из показаний судебно-медицинского эксперта Д*** А.Е. следует, что глубина раневого канала у Д*** А.Н. свидетельствует о достаточной силе удара. Ранение такого рода не может быть получено при падении с высоты человеческого роста без движения рукой.

Из заключений медико-криминалистической и судебно-биологической экспертиз следует, что удар ножом потерпевшему был причинён клинком одного из ножей, изъятых в ходе осмотра места происшествия в доме О*** М.Ю.

При этом из показаний осужденного Мелихова А.Н. следует, что он не отрицает, что причинил ножевое ранение Д*** А.Н., однако указывал, что нанёс его по неосторожности, споткнувшись об ноги потерпевшего и упав на него с ножом в руке.

Данные показания, аналогичные приведенным в жалобе доводам, суд первой инстанции правильно оценил как способ защиты от предъявленного обвинения, и, несмотря на занятую Мелиховым А.Н. позицию установил его виновность в совершении вышеуказанного преступления.

При этом вопреки доводам жалобы в приговоре суда дана надлежащая оценка показаниям осужденного.

Показания свидетелей К*** А.А., видевшего осужденного утром 01.04.2008г., Р*** В.А., охарактеризовавшего потерпевшего, М*** Р.И., матери осужденного, равно как и показания потерпевшей Д*** А.Н. – матери погибшего, вопреки доводам жалобы, также обоснованно приведены в приговоре, поскольку при их помощи были установлены обстоятельства, имеющие значение для дела, и они являлись относимыми доказательствами.

Вопреки доводам жалобы, суд обоснованно привел в приговоре заключение судебно-биологической экспертизы № 442, согласно которому на рукоятке одного из ножей были найдены следы крови, видовая принадлежность которой не установлена, поскольку оно, в совокупности с другими доказательствами косвенно подтверждает причастность осужденного к инкриминируемому преступлению.

Учитывая, что при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие им, приведение в приговоре заключения судебно-медицинской экспертизы № 339, согласно которой возможность причинения потерпевшему повреждений в положении стоя или лёжа, путем нанесения удара ножом в спину, не исключается, не противоречит требованиям закона, предъявляемым к приговору.

Таким образом, тщательный анализ и основанная на законе оценка доказательств позволили суду правильно установить фактические обстоятельства дела и прийти к обоснованному выводу о виновности Мелихова А.Н. в инкриминируемом преступлении. Оснований считать, что у осужденного отсутствовал умысел на убийство Д*** А.Н., а ранение потерпевшему было причинено по неосторожности, как на это указывается в кассационной жалобе, не имеется. При этом данные доводы были тщательно проверены в ходе судебного разбирательства и обоснованно признаны несостоятельными по основаниям, подробно изложенным в приговоре.

Характер причиненных телесных повреждений, их локализация, орудие их причинения, как правильно указал суд первой инстанции, свидетельствует о направленности умысла Мелихова А.Н. на причинение смерти потерпевшему.

Оценивая при этом мотивацию поведения осужденного, суд, проанализировав исследованные в судебном заседании доказательства, верно установил, что его действиями руководила ревность Д*** А.Н. к сожительнице осужденного – Ф*** Л.П.

Правильность юридической оценки действий Мелихова А.Н. по части 1 статьи 105 УК РФ у судебной коллегии сомнений не вызывает, и оснований для их переквалификации не имеется.

Вопреки доводам жалобы, приговор постановлен на исследованных в судебном заседании доказательствах, которые суд, руководствуясь положениями части 2 статьи 88 УПК РФ, оценил с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все собранные доказательства в совокупности — достаточности для вынесения обвинительного приговора. Все подлежащие доказыванию обстоятельства, предусмотренные статьей 73 УПК РФ, установлены и в приговоре изложены правильно, доказательства, обосновывающие выводы суд о виновности осужденного в содеянном, проанализированы, выводы относительно квалификации преступления мотивированы.

Учитывая, что предъявленное осужденному обвинение нашло свое полное подтверждение в судебном заседании, доводы жалобы о том, что суд повторил его при вынесении приговора, являются несостоятельными и не могут рассматриваться как нарушения УПК РФ.

При рассмотрении настоящего уголовного дела судом не допущено нарушений прав и законных интересов осужденного, поскольку из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями статей 273-291 УПК РФ, объективно и с соблюдением всех принципов уголовного судопроизводства. Все ходатайства сторон судом были разрешены в установленном порядке, все представленные сторонами доказательства были исследованы в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством, а поэтому доводы жалобы о проведении судебного следствия с обвинительным уклоном являются несостоятельными.

При назначении наказания осужденному Мелихову А.Н., суд в соответствии с требованиями статьи 60 УК РФ, правильно учитывал характер и степень общественной опасности совершенного им преступления, данные о его личности, обстоятельства, смягчающие наказание и отягчающее наказание обстоятельство – рецидив преступлений.

С учетом всех обстоятельств по делу суд обоснованно пришел к выводу о том, что исправление осужденного возможно только в условиях изоляции от общества, и назначил ему наказание в виде лишения свободы. При этом суд правильно пришел к выводу об отсутствии оснований для применения статей 73 и 64 УК РФ при назначении наказания.

Вместе с тем, судебная коллегия находит обоснованными доводы жалобы о том, что судом первой инстанции были допущены нарушения уголовного закона при назначении Мелихову А.Н. наказания.

Как видно из материалов уголовного дела, Мелихов А.Н. написал в органы следствия явку с повинной, в которой признавал свою причастность к смерти Д*** А.Н. от своих действий, при том, что данное преступление было совершено в условиях неочевидности. Кроме того, из приведенных в жалобе доводов следует, что осужденный находился на месте преступления после приезда туда сотрудников правоохранительных органов.

Данная явка с повинной была предметом исследования в судебном заседании, однако суд не признал её в качестве смягчающего наказания обстоятельства, не приведя в обоснование этому убедительных мотивов, а сославшись лишь на то, что она была сделана Мелиховым А.Н. в ходе допроса в качестве подозреваемого после задержания.

Согласно принципу презумпции невиновности в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся смягчающих наказание обстоятельств.

В связи с этим, судебная коллегия признает явку с повинной Мелихова А.Н. смягчающим наказание обстоятельством, в соответствии с которым назначенное ему наказание по ч. 1 ст.105 УК РФ полагает необходимым смягчить.

Одновременно подлежит назначению и более мягкое наказание по совокупности приговоров на основании статьи 70 УК РФ по принципу, определенному судом первой инстанции.

Нарушений уголовно – процессуального, уголовного законов, влекущих отмену приговора суда, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

Приговор Новоспасского районного суда Ульяновской области от 31 июля 2008 года в отношении МЕЛИХОВА А Н*** изменить:

согласно п. «и» части 1 статьи 61 УК РФ признать смягчающим наказание обстоятельством – явку с повинной;

смягчить Мелихову А.Н. наказание, назначенное за преступление, предусмотренное статьей 105 части 1 УК РФ до 11 (одиннадцати) лет лишения свободы;

на основании статьи 70 УК РФ по совокупности приговоров к данному наказанию частично присоединить неотбытую часть наказания по приговору от 22 апреля 2005 года и окончательно Мелихову А.Н. назначить лишение свободы на срок 12 (двенадцать) лет в исправительной колонии строгого режима.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Акимова А.Н. — без удовлетворения.

Вступил в законную силу приговор по уголовному делу об убийстве мужчины в Казани

Вступил в законную силу приговор по уголовному делу об убийстве мужчины в Казани

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации оставила без изменения приговор Верховного суда Республики Татарстан в отношении 28-летнего Дмитрия Шнырикова, 26-летнего Александра Шнырикова, 23-летнего Глеба Ахмадуллина, 26-летнего Дениса Кумачева. В зависимости от роли и степени участия они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (убийство, совершенное группой лиц), ч. 5 ст. 33, п. «ж» ч. 2 ст. 105 (пособничество в совершении убийства группой лиц), ч. 1 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью). Суд назначил им наказание в виде лишения свободы от 10 лет 1 месяца до 15 лет, с ограничением свободы на 1 год. Отбывать наказание осуждённые будут в исправительной колонии строгого режима.

Судом установлено, что в конце 2016 года Дмитрий Шныриков решил совершить убийство своего бывшего руководителя. Мотивом послужило то, что в 2013 году во время совместной работы на одном из казанских предприятий последний не полностью выплатил ему заработную плату. Для совершения преступления он поручил своему брату привлечь троих знакомых.

Так, 5 декабря 2016 года соучастники, вооружившись обрезком металлической арматуры, бейсбольной битой и другими предметами, прибыли к офису 50-летнего мужчины. Дождавшись появления потерпевшего, они избили его. Сын потерпевшего, находившийся рядом, также подвергся нападению. После этого злоумышленники с места преступления скрылись.

В результате от полученных травм мужчина скончался в больнице через несколько недель.

Осужденные и адвокаты, оспаривая законность приговора, обжаловали его в апелляционном порядке.

Верховный Суд Российской Федерации, согласившись с мнением прокуратуры, оставил приговор без изменения, а апелляционные жалобы стороны защиты – без удовлетворения.

Приговор суда вступил в законную силу.

В отношении пятого соучастника уголовное дело выделено в отдельное производство и находится в Верховном суде Республики Татарстан на стадии рассмотрения.

ПРиговор суда по уголовному делу в отношении П., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ

П Р И Г О В О Р

Именем Российской Федерации

г. Самара 17 сентября 2013г.

Советский районный суд г. Самары в составе:

Председательствующего судьи Труниной М.В.

государственного обвинителя – помощника прокурора Советского района г. Самары – Воловецкой Е.Н.

подсудимого Петрова С.Н.

Защиты подсудимого в лице адвоката Антонова А.П., представившего удостоверение № и ордер №,

При секретаре Клюкиной Т.Ю.

Рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело № в отношении:

Петрова С.Н., 00.00.00 года рождения, , зарегистрированного по адресу: , проживающего по адресу: /, ранее судимого:

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л:

Петров С.Н. своими действиями совершил убийство, т.е. умышленное причинение смерти другому человеку, при следующих обстоятельствах:

00.00.00., примерно в 00.00.00 часов, более точное время следствие не установлено, ранее знакомые Петров С.Н. и З. находились в квартире последнего, расположенной по адресу: , где совместно распивали спиртные напитки. В ходе совместного распития спиртных напитков между Петровым С.Н. и З. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений произошла ссора, переросшая в драку. В ходе данной драки у Петрова С.Н. возник преступный умысел, направленный на убийство З. Реализуя задуманное, осознавая фактический характер и общественную опасность своих действий, Петров С.Н. взял в руки кухонный нож и, действуя умышленно, с целью убийства, нанес З. данным ножом 4 удара в область груди, причинив смерть последнему. Своими умышленными преступными действиями Петров С.Н. причинил З. следующие повреждения:

создавало непосредственную угрозу для жизни З. и, следовательно, имеют признак тяжкого вреда, причиненного здоровью З. Смерть З. находится в прямой причинно- следственной связи с указанными повреждениями.

вреда здоровью З. не причинила, в причинно-следственной связи с наступлением смерти не находится.

Смерть З. наступила 00.00.00 примерно в 00.00.00 часов в от .

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Петров С.Н. виновным себя признал частично и показал, что после освобождения в 00.00.00 году он вернулся в г. Самару и стал проживать в , , где познакомился со З., который проживал по адресу . 00.00.00 ему позвонил З. и предложил встретиться у него дома, чтобы попить пиво. Он в это время был вместе с Е. и поехал в гости вместе с ней. Распивали спиртное они до утра 00.00.00 года, потом он лег спать в комнате, а Е. и З. еще не спали. Его разбудила Е., которая плакала, говорила, что боится З., т.к. он себя неправильно вел, угрожал, кричал. После этого, он вместе с Е. ушли из квартиры и пешком дошли до , Е. уехала на маршрутном такси в район « » к своему знакомому Х., а он пошел к ним пешком. Потом он собрался в приют и в это время ему позвонил З., и они договорились, что он придет к нему домой, т.к. на пасху вместе с ним собирались в церковь. В квартире З. извинился перед ним, они немного выпили и легли спать. Утром 00.00.00 З. разбудил его и предложил выпить, начал придираться к нему, так как уже был пьян, допил вчерашнее. З. сказал плохое про Е., сказал, что все ее вещи выбросил, на что он ответил ему, что она его одноклассница и просил ее не оскорблять. Потом он захотел уйти, но З. его не отпускал, вырвал из рук брюки, встал на пути, стал замахиваться на него. Он убрал его руку, тогда З. схватил его за шею, стал ругаться и требовать деньги за проживание у него. Он увидел, что З. взял со стола кухонный нож /его длина около 25-30 см, ручка синего цвета пластмассовая/, он прижался к З. и стал удерживать его руку, потом бить его рукой по столу, пока нож не выпал. В ходе борьбы вместе с З. они упали на пол под стол и продолжали бороться, З. всегда был сверху, рукой держал его за горло, а второй рукой пытался дотянуться до ножа на полу. Он второй раз выбил нож, который застрял за ножкой стула. З. продолжал его душить, дотянулся до ножа, но он смог его забрать у него из руки и в целях самообороны нанес 3-4 удара З. в грудь. Он защищался, так как ему грозила смерть, поэтому нанес удары, умысла на убийство не было. З. еще разговаривал, был жив, велел ему уйти из квартиры. «Скорую» он не вызвал, не знает, почему. Затем он выпил с расстройства и лег спать в комнате. Проснувшись и испугавшись, он вымыл посуду, стол, табуретки, полы, а все тряпки выбросил по разным контейнерам. Дверь закрыл ключом и ушел. В дальнейшем, он стал проживать на квартире по адресу . О том, что убил в ходе ссоры З., он рассказал Е., это было после того, как Е. предлагала съездить к З., чтобы забрать свои вещи, которые оставила 00.00.00 года. Также сообщил ей, что ее могут искать сотрудники полиции. В содеянном раскаивается.

Вина подсудимого Петрова С.Н. подтверждается показаниями потерпевшей и свидетеля:

Потерпевшая З. показала, что в квартире по адресу: ее сын З. проживал около 3 месяцев, а до этого жил с ней. Сын употреблял спиртные напитки, нигде не работал, вел себя неправильно, поэтому она его отселила. Подсудимого она знает, он одно время жил у сына, но тоже не смог его терпеть и сказал ей при встрече, что ищет другое жилье, не может жить вместе с ее сыном. Петров с сыном вместе работали , не конфликтовали. Сын не был агрессивным, её не обижал, но в нетрезвом виде действовал ей на нервы. Последний раз она видела сына 00.00.00 в храме, расположенном в . Отстояв службу, они вышли из храма и разошлись по домам. На следующий день ее сын звонил ей с сотового телефона и сообщил, что у него все хорошо и что 00.00.00 он получит зарплату и приедет к ней, вернет долг. Примерно 00.00.00. она звонила своему сыну, но его телефоны были отключены. Более дозвониться она так и не смогла. 00.00.00. она решил приехать к сыну, проведать его. Приехав на квартиру к сыну, она открыла дверь своим ключом, вошла в квартиру, где на полу на входе в кухню увидела труп сына. О причастности Петрова к убийству она узнала только от сотрудников полиции, когда они вместе с Петровым приехали на квартиру для проведения следственного эксперимента. Петрова она может охарактеризовать с положительной стороны, просит его строго не наказывать, так как она его простила, а её сын был тяжелым человеком. Иска нет.

Свидетель Е. показала, что Петрова знает давно, он учился в параллельном классе. С этого времени, она поддерживала с ним дружеские отношения. З. видела 2 раза, были у него с Петровым в гостях. 00.00.00 ей позвонил Петров и пригласил в гости к З.. Они втроем у З. распивали спиртное. Потом Петров и З. словесно поругались, З. напился, стал ходить по комнате и кричал «Я позвоню бандитам, они всех порежут», вел себя неадекватно. Что он имел ввиду, она не поняла, конфликтов у нее и Петрова с ним не было. В чей адрес он высказывал эти угрозы, было непонятно. Петров ушел спать, она разбудила его, сказала, что уходит. Она собралась и ушла из квартиры, приехала к знакомому Х.. Примерно через 20 минут, пришел Петров, ничего не рассказывал, но глаза были испуганные, был сам не свой, нервный, и они все поняли — что-то случилось. Днем 00.00.00 ей звонил З. и спрашивал Петрова, но она ответила, что они не вместе. 00.00.00 и 00.00.00 в дневное время она звонила Петрову и просила его приехать, чтобы побрить и постричь ее отца. Потом Петров пригласил её к себе по адресу: . В ходе распития спиртного Петров рассказал ей, что днем 00.00.00 он вновь заезжал к З., где у них произошел конфликт, и он зарезал его ножом, после чего он убрался в квартире, вымыл полы, выбросил мусор и ушел через дверь, предварительно протерев ее. Подробностей он не рассказывал. После этого он пояснил, что его, возможно разыскивают сотрудники, полиции. Он сам выключил свой телефон и попросил ее сделать тоже самое. При этом, он запретил ей подходить к входной двери. 00.00.00 ее и Петрова задержали сотрудники полиции и доставили в ОП №

Свидетель защиты К. показал, что являлся священником прихода в до 00.00.00. В 00.00.00 году у них в храме трудился Петров, сначала , затем к нему присмотрелись, он оказался положительным человеком, и его поставили на должность . За все время он может охарактеризовать Петрова только с положительной стороны: тихий, не пьющий, очень исполнительный, подрабатывал даже в выходные. Прихожане его любили, так как он помогал всем соседним бабушкам. Затем он, свидетель, ушел из этого храма, а Петров остался там работать. З. знал, но меньше чем Петрова. Знал его больше, как прихожанина, а не работника. З. – человек пьющий, было, что даже на исповедь приходил в нетрезвом виде, но более ничего плохого о нем также не может сказать.

Кроме того, вина подсудимого Петрова С.Н. полностью подтверждается материалами дела:

Протоколом осмотра места происшествия от 00.00.00, согласно которому

Протоколом осмотра места происшествия от , согласно которому

Протоколом проверки показаний на месте от 00.00.00, согласно которому

Протоколом задержания от 00.00.00, согласно которому

Чистосердечным признанием от , согласно которому ;

Заключением эксперта № от согласно которому

Приговор по ст 105 ч 2 ук рф

ПРИГОВОР по делу №

Именем Российской Федерации

г. Кировск Ленинградской области ——- 2009 года

Судья Кировского городского суда Ленинградской области Пушкарь Б.М.

с участием государственного обвинителя – помощника Кировского городского прокурора Ленинградской области К., подсудимого Т., защитника в лице адвоката Е., представившей удостоверение № и ордер № ,

при секретаре К., потерпевшей Т.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Т., 1973 года рождения, уроженца Амурской области, гражданина РФ, со средним образованием, холостого, неработающего, зарегистрированного и проживающего Кировском районе Ленинградской области, судимого 11 февраля 2008 года Кировским городским судом Ленинградской области по ст. 158 ч. 2 п. «Б» УК РФ – 1 (один) год 6 (шесть) месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком 2 (два) года, содержащегося под стражей с 11 июня 2008 года,

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ,

Т.. совершил убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, а именно:

в июне 2008 года в Кировском районе Ленинградской области, по месту проживания Т., в ходе совместного распития спиртных напитков, между ним и Т — вым возникла ссора.

Для выяснения отношений они вышли на улицу. При этом, Т., испытывая личные неприязненные отношения к Т — ву, имея умысел на его убийство, взял со стола своей комнаты кухонный нож, который спрятал в карман куртки.

На улице между Т. и Т — вым произошла драка, в ходе которой Т. повалил Т — ва на землю, где они продолжили борьбу. Т., имея целью лишение жизни Т -ва, достал заранее приготовленный нож, которым нанес шесть ударов в область груди и спины, лежащего на земле Т — вва, причинив потерпевшему телесные повреждения: проникающие колото-резаные ранения правой половины груди с повреждением пятого, шестого ребер и сердца; проникающее колото-резаное ранение левой половины груди с повреждением пятого ребра, сердца; непроникающие ранения левой половины груди. Данный комплекс повреждений сопровождался проникающими ранениями грудной клетки, массивным кровотечением и по признаку опасности для жизни расценивается как тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшего на месте происшествия.

Так же потерпевшему Т — у были причинены повреждения в виде ссадины лобной области, правой брови, левой боковой области живота, на наружной поверхности левого бедра, на передней поверхности левого сустава, в области указательного пальца правой кисти, не представляющие собой вреда здоровью.

Подсудимый Т. свою вину в совершении указанного преступления не признал и показал, что в июне 2008 года вечером совместно с Т — вым купил 1 литр спирта, который начали распивать у Е. Ушли примерно через час, когда стал просыпаться ее сожитель. Спирт унесли с собой. Встретили незнакомого мужчину 30-ти лет с короткой стрижкой, почти лысого, жителя г. Кировск Ленинградской области. На деньги последнего купил в ларьке «24 часа» бутылку водки, которую распивали у него в комнате. Выпив 2-3 стопки, уснул. Проснувшись, обнаружил, что незнакомый мужчина и Т — в отсутствуют. Решил постирать одежду, которую положил в стиральную машину. Пришли сотрудники милиции с понятыми, одним из которых был М. Последний сказал ему, что во дворе лежит мертвый Т — в.

В ОМ его избил оперативный сотрудник милиции. Нанес не менее 10 ударов ладонью по лицу, удар ногой в промежность, снимал с него брюки, угрожая «опустить». Испугавшись, он написал явку с повинной, в которой признался в убийстве Т — ва. На действия сотрудников милиции не жаловался. В качестве подозреваемого его допрашивала следователь Ч., которой он сообщил о том, что с ним и Т — вым спиртные напитки распивал неизвестный мужчина из Кировска, однако, Ч. не занесла эту информацию в протокол. Защитник Ф. в ходе допроса отсутствовала. Он не сообщил защитнику о том, что с ним и Т — вым спиртные напитки распивал незнакомый мужчина, так как не доверял ей. У него сложилось впечатление, что защитник работает на следователя. В ходе задержания он заявил, что нанес Т — ву не менее 5 ударов ножом в область груди и живота лишь потому, что был запуган сотрудниками милиции. По этой же причине он согласился участвовать в проверке его показаний на месте. Все действия при этом он исполнял и говорил по подсказке сотрудников милиции. При этом, оперативник показал ему место, где он начал драться с Т-вым, где повалил Т-ва на землю, где нанес ему удары ножом. Заявлять протест в присутствии понятых и защитника не решился, так как находился под стражей и боялся, что впоследствии будет избит сотрудниками милиции.

Вина Т. в совершении указанного преступления подтверждается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Показаниями потерпевшей Т. о том, что ее сын Т – в в июне 2008 г . уехал на работу в Санкт — Петербург. Домой не вернулся. На следующий день узнала о его убийстве. Причиненный ей материальный ущерб оценивает в 21000 рублей, моральный вред — в 100000 рублей.

Показаниями свидетеля Е. о том, что в июне 2008 г . около 23 часов Т. и Т — в в ее квартире распили половину пластиковой бутылки с водкой на двоих. Находились у нее не более часа. Ушли около 23 часов. С собой унесли недопитую бутылку водки. Ее сожитель С. спал.

Показаниями свидетеля С., оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ, о том, что в июне 2008 года около 23 часов он уже спал. Со слов сожительницы Е. знает, что в это время к ним приходили Т. и Т — в, которые распили половину бутылки водки, после чего ушли.

Показаниями свидетеля Н. оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 1 ст. 281 УПК РФ, о том, что в 5 часов 50 минут, собираясь на работу, увидела через окно кухни лежащего на траве человека, одетого в кожаную куртку, синие спортивные брюки, кроссовки. В 6 часов 20 минут обратила внимание на то, что не изменилась его поза. После сообщения ее соседа И. о том, что мужчина мертв, она вызвала скорую помощь и милицию. Последний раз перед обнаружением трупа она смотрела в окно накануне в 22 часа 30 минут. Во дворе никого не было.

Показаниями свидетеля С., оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, о том, что в начале июня 2008 года она сдала комнату Т. Через неделю Т. был задержан сотрудниками милиции за убийство. В сентябре 2008 года на мобильный телефон позвонил Т., попросил положить деньги на счет его телефона, а также пустить по поселку слух, что не он убил Т — а, а какой-то лысый мужчина. Т. просил найти «левых» свидетелей, которые покажут, что убийство совершил «лысый». Т. ей не угрожал, но после его звонка на ее телефон не менее пяти раз звонили мужчины, как она считает, сокамерники Т., которые угрожали и требовали, чтобы она заявила в милицию о непричастности Т. к совершению убийства. Т. по телефону назвал М — ва и просил показать в милиции, что М — в рассказал, будто бы является свидетелем совершенного «лысым» убийства. М – ва она не знает.

В её квартире остался «домашний кинотеатр» принадлежащий Т. Последний обещал отдать его ей, если она выполнит его просьбу.

В судебном заседании свидетель С. показала, что об убийстве Т — ва узнала на четвертый день после его совершения от своей матери. В это же время в квартиру, комнату в которой она сдавала Т., пришел очень пьяный молодой человек, которого она ранее не знала. Спросил, где находится Т. Она объяснила, что последнего увезла милиция. Молодой человек на это заметил, что Т – ва убил не Т., а какой-то Рома. Она выяснила, что фамилия молодого человека – М — в, после чего предложила ему рассказать о сообщенной им информации в милиции. Когда ей позвонил Т., рассказала ему о визите М — ва. Т. не обращался к ней с просьбой найти ложных свидетелей, не просил распускать слухи о том, что Т – ва убил другой человек. По телефону ей никто не угрожал. Противоречия в показаниях объяснить не смогла. Показала, что следователь не правильно записал ее показания. Протокол, составленный следователем, она подписала, не читая.

Показаниями свидетеля М., оглашенными в судебном заседании в порядке ч. 3 ст. 281 УПК РФ, о том, что Т. и Т-ва знает, как жителей одного поселка. В ночь, когда произошло убийство, находился на работе. По просьбе сотрудников милиции принимал участие в качестве понятого при осмотре квартиры, в которой проживает Т. Более в этой квартире никогда не был. С. не знает. Почему она распускает слухи по поселку, что он был свидетелем убийства, не понимает (т.1 , л.д. 198-201).

В судебном заседании свидетель М. показал, что, участвуя в качестве понятого при осмотре квартиры, в которой проживал Т., спросил последнего:«Кто убил Т-ва?» Т. ответил, что ничего не помнит. Через 3-4 дня он зашел в данную квартиру, чтобы узнать, не освобожден ли Т. Дома была С., которой он рассказал о слухах, ходивших по поселку, согласно которым Т-ва убил житель по имени Рома. Назвать конкретное лицо, от которого он слышал данную информацию, не может, так как не помнит.

Противоречия в показаниях объяснил, тем, что на допросе у следователя испугался возможности его признания причастным к убийству.

Сообщением об обнаружении в июне 2008 года около 7 часов 30 минут трупа Т-ва, зарегистрированном в КУСП ОМ под № от июня 2008 года.

Протоколом осмотра места происшествия и фототаблицей к нему, согласно которым осмотрены площадка между домами, труп Т-ва, изъята одежда, принадлежавшая потерпевшему.

Протоколом осмотра предметов, согласно которому, на куртке из кожезаменителя, свитере и футболке, принадлежавших потерпевшему Т-ву, изъятых при осмотре места происшествия, обнаружены пять сквозных повреждений с ровно расчлененными нитями ткани в левой половине передней части куртки и аналогичным повреждением в области спинки куртки. Все повреждения аналогичные по характеру и локализации. Вся наружная поверхность куртки покрыта подсохшей грязью.

Протоколом осмотра места происшествия с фототаблицей, согласно которым при осмотре квартиры обнаружены на столе пустая бутылка емкостью 0,5 литра из под водки, пластиковая бутылка емкостью 1 литр с остатками жидкости, имеющей запах спирта. Изъяты куртка, две пары брюк и носовой платок, обнаруженные в стиральной машине.

Протоколом осмотра предметов, согласно которому осмотрены куртка, две пары джинсовых брюк и носовой платок, обнаруженные в стиральной машине при осмотре квартиры.

Чистосердечным признанием Т., согласно которому он около своего дома после совместно распития спирта совместно с Т-вым, в ходе возникшей ссоры, нанес последнему удары ножом. Нож выбросил. Дома стал стирать свою одежду, так как она была грязная.

Протоколом задержания Т., согласно которому по поводу задержания Т. заявил, что совершил преступление и нанес ножом не менее пяти ударов Т-ву. в область живота и груди.

Протоколом проверки показаний на месте и фототаблицей к нему, с участием подозреваемого Т., согласно которым он показал свою комнату, где совместно с Т-вым распивал спиртные напитки. Показал стол, с которого в ходе ссоры с Т-вым взял кухонный нож, после чего вышел на улицу вслед за Т-вым, а также стиральную машину, в которую загрузил одежду, бывшую на нем во время драки с Т-вым. На улице Т. показал, где начал драться с Т-вым, где повалил его на землю¸ и где наносил удары ножом.

Заключениями эксперта № , № , № , согласно которым потерпевшему Т-ву были причинены телесные повреждения: проникающие колото-резаные ранения правой половины груди с повреждением пятого, шестого ребер и сердца; проникающее колото-резаное ранение левой половины груди с повреждением пятого ребра, сердца; непроникающие ранения левой половины груди. Данный комплекс повреждений сопровождался проникающими ранениями грудной клетки, массивным кровотечением и по признаку опасности для жизни расценивается как тяжкий вред здоровью, повлекший смерть потерпевшего на месте происшествия.

Выявленные особенности ран (ровные края, наличие одного приостренного, другого закругленного концов, гладкие стенки, преобладание длины раневых каналов над длиной кожных ран), а также данные медико — криминалистического исследования позволяет заключить, что они причинены плоским колюще-режущим орудием, например клинком ножа.

Так же потерпевшему Т-ву. были причинены повреждения в виде ссадины лобной области, правой брови, левой боковой области живота, на наружной поверхности левого бедра, на передней поверхности левого сустава, в области указательного пальца правой кисти, не представляющие собой вреда здоровью.

На 3 поврежденных кожных лоскутах от потерпевшего Т-ва обнаружено привнесение железа в разных относительных количествах.

Заключением комиссии судебно-психиатрических экспертов № 926, согласно которому, Т. .в настоящее время может в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В период инкриминируемого ему деяния он временным психическим расстройством не страдал, мог в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить им.

Подсудимый Т. отрицает свою вину в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ, показал, что убийство Т-ва мог совершить лысый мужчина, который совместно с ним и Т-вым распивал у него в квартире спиртные напитки.

Данные показания были проверены и не нашли своего подтверждения, а наоборот были опровергнуты чистосердечным признанием Т. о совершенном преступлении, его заявлением о совершенном преступлении в ходе задержания, показаниями Т. на предварительном следствии в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также в ходе проверки показаний на месте.

Данные доказательства были получены с соблюдением требований УПК.

Чистосердечное признание Т. было принято не оперативным сотрудником милиции, как показал подсудимый, а следователем Ч. В его допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого принимала участие защитник-адвокат Ф. Проверка показаний на месте проходила с участием защитника и понятых. Подозреваемому Т. были разъяснены права, предусмотренные ч.4 ст. 46 УПК РФ и ст. 51 Конституции РФ, обвиняемому Т. разъяснялись ст. 47 УПК РФ и ст. 51 Конституции РФ, в ходе проверки показаний на месте Т. было разъяснено право отказаться от дачи показаний, вновь была разъяснена ст. 51 Конституции РФ, что подтверждается его подписями в соответствующих протоколах.

Утверждение подсудимого о том, что он оговорил себя из страха физического воздействия со стороны оперативных сотрудников милиции опровергнуто отсутствием жалоб подсудимого на действия сотрудников милиции в ходе предварительного следствия, а также содержанием протокола допроса обвиняемого Т., согласно которому, он не признал вину в совершении указанного преступления и отказался от показаний на основании ст. 51 Конституции РФ.

Его ссылки на то, что, он не сообщил защитнику Ф. о предполагаемом убийце, так как не доверял ей, и не обращался с жалобами, потому что сотрудники ИВС их выбрасывают, несостоятельны, поскольку ничем не обоснованы.

Ссылка защиты, в подтверждение непричастности подсудимого к совершению преступления, на показания свидетелей С. и М., изложенные в судебном заседании, не состоятельна, поскольку данные свидетели не указали источник сведений о причастности к данному преступлению иного лица, не назвали данное лицо.

Утверждение свидетеля М. о том, что он на допросе у следователя скрыл информацию о посещении С., поскольку испугался быть признанным причастным к совершению преступления, надуманно, поскольку в ночь совершения убийства М. находился на работе в Санкт-Петербурге.

Утверждение свидетеля С. о том, что следователь не правильно записал ее показания, которые она подписала не читая, суд признает опровергнутым наличием в протоколе допроса свидетеля С. записи о ее предупреждении об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний и о том, что протокол она прочитала лично.

Суд пришел к выводу о том, что показания свидетелей С. и М. в судебном заседании, направлены на то, чтобы увести подсудимого от ответственности. Данные показания полностью опровергнуты показаниями этих свидетелей в ходе предварительного следствия, полученными с соблюдением требований УПК.

Защита утверждает, что доказательством самооговора Т.. является заключение эксперта № о том, что повреждения, которые могут быть расценены как следы борьбы или самообороны, при исследовании трупа не выявлены. Суд считает, что данный вывод защиты не обоснован, поскольку, будучи допрошен в качестве подозреваемого и обвиняемого, Т. не показывал, что наносил Т-ву удары чем-либо кроме ножа. В ходе проверки показаний на месте Т. показал, что удары друг другу не наносили, просто катались по земле. В то же время, потерпевшему Т-ву были причинены повреждения в виде ссадины лобной области, правой брови, левой боковой области живота, на наружной поверхности левого бедра, на передней поверхности левого сустава, в области указательного пальца правой кисти, что не противоречит показаниям Т., допрошенного в качестве подозреваемого.

Оценивая добытые судом доказательства в совокупности и взаимосвязи, суд признает их достоверными, считает необходимым положить их в основу приговора, поскольку они согласуются между собой, дополняют друг друга, не противоречат обстоятельствам дела, а в совокупности являются достаточными и доказывают вину Т. в совершении указанного преступления.

Органами предварительного следствия действия Т. были квалифицированы по ч.1 ст. 105 УК РФ, государственный обвинитель данную квалификацию поддержал.

Суд также находит данную квалификацию действий Т. правильной и квалифицирует его действия по ч.1 ст. 105 УК РФ, как совершение убийства, то есть умышленного причинения смерти другому человеку.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного, который ранее судим, не работает, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, на учете у психиатра и нарколога не состоит. Обстоятельством, смягчающим наказание Т., суд признает его чистосердечное признание о совершенном преступлении на стадии предварительного расследования. Обстоятельства, отягчающие наказание, отсутствуют.

На основании изложенного, суд считает, что Т., совершившему преступление, относящееся к категории особо тяжких преступлений, должно быть назначено наказание в виде реального лишения свободы без применения ст.ст. 64 и 73 УК РФ.

Учитывая, что Т. совершил указанное преступление в период испытательного срока, суд считает необходимым в соответствии с ч.5 ст. 74 УК РФ отменить ему условное осуждение по приговору Кировского городского суда Ленинградской области от 11 февраля 2008 года, которым он осужден по ст. 158 ч. 2 п. «Б» УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 1 (одному) года 6 (шести) месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 (два), и назначить наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ, путем частичного присоединения не отбытой части наказания по предыдущему приговору.

Рассмотрев гражданский иск потерпевшей Т-вой к подсудимому Т. о взыскании в ее пользу в счет возмещения материального ущерба 21000 рублей, суд в соответствии со ст. 1064 ГК РФ считает необходимым удовлетворить данный иск полностью в размере 21000 рублей.

Рассмотрев гражданский иск потерпевшей Т-вой к подсудимому Т. о взыскании в ее пользу в счет компенсации морального вреда 100000 рублей, суд в соответствии со ст.ст. 151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ считает необходимым, оценив нравственные страдания потерпевшей Т-вой, удовлетворить указанный иск полностью в размере 100000 рублей.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 307, 308, 309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л:

Признать Т. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ и назначить ему наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы.

На основании ч.5 ст. 74 УК РФ отменить Т. условное осуждение по приговору Кировского городского суда Ленинградской области от 11 февраля 2008 года, которым он осужден по ст. ст. 158 ч. 2 п. «Б» УК РФ с применением ст. 73 УК РФ к 1 (одному) году 6 (шести) месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 (два) года.

В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к наказанию по данному приговору частично присоединить не отбытую часть наказания по приговору Кировского городского суда Ленинградской области от 11 февраля 2008 года в виде 1 (одного) года лишения свободы и окончательно Т. назначить наказание в виде 8 (восьми) лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Т. исчислять с — 2009 года.

Зачесть в срок отбывания наказания Т. время содержания под стражей до приговора с —— 2008 года до ——- 2009 года включительно.

Меру пресечения Т. оставить без изменения в виде заключения под стражу.

Взыскать с Т. в пользу Т-вой в счет возмещения материального ущерба 21000 (двадцать одну тысячу) рублей, в счет компенсации морального вреда 100000 (сто тысяч) рублей.

Вещественные доказательства по делу: куртку, свитер, футболку, принадлежавшие Т-ву, уничтожить; джинсовые брюки синего цвета, джинсовые брюки светло-синего цвета, куртку, носовой платок, принадлежащие Т., передать последнему по принадлежности.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Ленинградский областной суд в течение десяти суток со дня его вынесения. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Это интересно:

  • Аванс за автомобиль бланк TANK-SPB-RU › Блог › Бланк расписки в получении задатка при покупке-продаже авто При покупке зачастую складываются различные ситуации, когда по каким-либо причинам требуется зафиксировать отношения с продавцом/покупателем авто […]
  • Как внести исправления в налоговую декларацию по ндс Как найти ошибки в декларации по НДС, выявленные камеральной проверкой? Пришло требование о вызове в налоговую. Причинадля дачи пояснений по вопросу:Для представления пояснений или внесения исправлений в налоговую декларацию в связи с […]
  • Протокол общего собрания капитальный ремонт Внимание! Размещены образцы протоколов для принятия решения о капитальном ремонте, согласно краткосрочного плана 2015 года В соответствии со ст. 189 ЖК РФ собственники помещений многоквартирного дома должны принять решение о проведении […]
  • Трудовой кодекс в подарок Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 17 октября 2012 г. N Ф05-11347/12 по делу N А40-29743/2012 (ключевые темы: новогодние подарки - дети - налоговая база по НДС - передача прав - коллективный […]
  • Что делать если банк подал в суд по ипотеке Что делать, если по решению суда забирают ипотечную квартиру? Возникла очень сложная ситуация с ипотекой. Квартира в ипотеке с 2014 года. Какое-то время платили вовремя и по графику. Получилось так, что перестали платить или платили […]
  • Как написать письмо в редакцию пусть говорят Пусть говорят Шоу «Пусть говорят» появилось на российском телевидении в 2006 году и с тех пор завоевало немалую популярность среди разных слоев населения. В передаче выносят на общий суд острые, злободневные и неоднозначные ситуации, […]
  • Право собственности при разводе Как разделить квартиру при разводе? Развод — это не только серьёзный психологический стресс, но и множество проблем, особенно, если супруги не могут самостоятельно договориться о разделе недвижимости. Как делится жилплощадь при разводе — […]
  • Труба 219 ст 10 Труба диаметр 219 мм Труба диаметр 219 мм является одной из самых используемых в различных отраслях промышленности.Труба 219 используется при прокладке магистральных нефтегазопроводов, для изготовления металлоконструкций, в […]